Тенденции развития экспериментальной психологии

Разделы психологии: 

Егоров Анатолий Григорьевич — академик-секретарь Отделения философии и права АН СССР

Исполнилось 100 лет со дня основания первой в нашей стране экспериментально-психологической лаборатории. Она была открыта, как известно, в 1885 г. в Казанском университете выдающимся русским ученым Бехтеревым.

Владимир Михайлович Бехтерев твердо стоял на позициях материализма. Он продолжал линию И.М. Сеченова — основоположника отечественной психологии — и был не только крупным ученым-естествоиспытателем, но и общественным деятелем, поддерживавшим революционное движение в России. Он без колебаний принял Великую Октябрьскую социалистическую революцию. В беседе с наркомом просвещения Луначарским он сказал: считая, что Россия получает новый облик, хочу в этой новой России обеспечить продолжение развития той области, которой я отдал свою жизнь. Речь шла о психологии.

Психологическая наука прошла долгий и сложный путь. Однако с самого начала она — и это важно отметить — развивалась так или иначе в тесной связи с практикой, ее запросами. Характерно, что первые психологические лаборатории создавались либо при педагогических учреждениях, ориентируясь на задачи обучения и воспитания людей, либо при медицинских учреждениях.

Позднее психология включилась в решение и других практических задач, таких, как рационализация трудовой деятельности человека, поиски эффективных средств подготовки человека к труду, трудовое обучение, отбор людей для особо сложных видов деятельности, приспособление техники к человеку. В настоящее время психология представляет собой весьма разветвленное древо познания, уходящее своими корнями в глубокие пласты жизни. Она отражается и в таких важных для практики вопросах, как развитие трудовых коллективов, психологический климат на предприятии, управление социальными процессами, пропаганда, борьба за мир на Земле, национальные отношения (к сожалению в изучении национальной психологии пока еще делается крайне мало).

На октябрьском Пленуме ЦК КПСС тов. М.С. Горбачев подчеркнул огромное значение человеческого фактора в ускорении нашего экономического и социального развития. Он сказал: необходимо «активизировать человеческий фактор, без которого не может быть решения ни одной из выдвинутых задач», и прежде всего главнейшей задачи, означающей коренной поворот к интенсификации народного хозяйства.

Дело в том, что интенсификация народного хозяйства предполагает эффективное использование всего социального потенциала нашего общества т.е. резервов не только в области экономики, но и во всех других общественных отношениях, в том числе и резервов духовных, творческих. Словом, проблема человеческого фактора в жизни социалистического общества, где человек — высшая ценность и где производство, наука, техника, искусство и т.д. служат удовлетворению его потребностей и совершенствованию его способностей, — фундаментальная теоретическая и вместе с тем практическая проблема. И ее разработка — дело прежде всего обществоведов, всей системы общественных наук: экономики, социологии, истории, права и т.д. Здесь требуются комплексные исследования. И конечно же, важная, очень важная роль в разработке этой проблемы принадлежит психологии. При этом изучением человеческого фактора должна заниматься не только инженерная психология, как это нередко полагают, но и все другие отрасли психологической науки: общая, социальная, педагогическая, возрастная, Психология труда, искусства, спорта, психофизиология, Психолингвистика и т.д.

Вот почему, судя по всему, нужно создать перспективную комплексную программу изучения человеческого фактора, четко определить задачи каждой научной дисциплины и взаимосвязи между ними.

В структурной перестройке экономики упор делается прежде всего на техническое перевооружение предприятий, на всемерное использование достижений научно-технического прогресса, усвоение достижений техники и технологии рассматривается как непрерывный процесс. И еще: необходимо учитывать, что одной из характерных черт научно-технического прогресса является расширение его научной базы.

Если раньше развитие техники обеспечивалось в основном успехами физико-математических, химико-технологических и технических наук, то сейчас все чаще к решению задач, возникающих в технике и промышленности, привлекаются и социально-экономические, биологические, психологические науки. Использование накапливаемых в этих областях данных нередко позволяет находить принципиально новые решения технических и производственных задач.

Особенно велика роль наук, изучающих человека и общество, в определении тенденций в разработке перспективных программ научно-технического прогресса. Если ограничиться анализом перспектив развития технических наук вне их связи с науками о человеке и обществе, то вряд ли прогнозы будут реалистическими, хотя в структуре научных знаний технические знания приобретают все большее значение. Суть в том, что оторвать сейчас техническую целесообразность и экономическую эффективность от социальной эффективности невозможно, не впадая в грубую ошибку.

Наука и техника создаются людьми и для людей, и, следовательно, их развитие предполагает психологический аспект, имеющий весьма существенное значение. Проблемы научного и технического творчества, деятельности научных коллективов, формирования психологических установок у людей, осуществляющих внедрение научно-технических достижений в практику, требуют развертывания работ в общей, социальной, инженерной, индустриальной и в других областях психологической науки.

В общей системе способов, которыми пользуется психологическая наука, важнейшее место принадлежит эксперименту. В «Диалектике природы» Ф. Энгельс писал: «Когда после темной ночи средневековья вдруг вновь возрождаются с неожиданной силой науки, начинающие развиваться с чудесной быстротой, то этим чудом мы опять-таки обязаны производству. Во-первых, со времени крестовых походов промышленность колоссально развилась и вызвала к жизни массу новых механических (ткачество, часовое дело, мельница), химических (красильное дело, металлургия, алкоголь) и физических (очки) факторов, которые доставили не только огромный материал для наблюдений, но также и совершенно иные, чем раньше, средства для экспериментирования и позволили сконструировать новые инструменты. Можно сказать, что собственно систематическая экспериментальная наука стала возможной лишь с этого времени» [т. 20, с. 501]. Энгельс подчеркивал также, что в историческом развитии наук имеется определенная закономерная связь между ними.

«Подобно тому как одна форма движения развивается из другой, так и отражения этих форм, различные науки, должны с необходимостью вытекать одна из другой» [т. 20, с. 565]. Все это значит, что психология не могла развиваться как экспериментальная наука, пока другие науки, на которые она опиралась, не достигли определенного уровня зрелости. К концу XIX столетия такие науки, как биология, физиология органов чувств, физиология центральной нервной системы, анатомия мозга, некоторые области медицины, подготовили возможность эксперименталь¬ного изучения психических явлений. Эксперимент «пришел» в психологию из естествознания. Но сам объект исследования требовал, конечно, существенного видоизменения этого подхода. Ведь главным объектом психологии является человек. И когда речь идет об экспериментальном его изучении, возникает масса особых проблем: методологических, методических, технических и этических. Поэтому механический перенос «эксперимента» из естествознания в психологию без учета ее специфики может нанести ущерб психологической науке. Здесь требуется решение ряда специальных задач. И в психологии, как известно, многое делается в этом направлении. Вместе с тем мы учитывали и будем учитывать, что изучение ее взаимосвязей с другими общественными науками, а также с естествознанием приобретает ныне весьма актуальное значение.

В разработке экспериментальных подходов наша психология опирается на марксистско-ленинское учение о человеке как общественном существе, активном деятеле. Известно, что в ряде зарубежных психологических направлений, прежде всего бихевиористского толка, человек рассматривается как пассивный «биологический препарат», автоматически реагирующий на разные внешние стимулы: физические и социальные. Эксперимент, опирающийся на такое Понимание, конечно, вряд ли может дать достоверные данные и объективно необходимые, ценные для чело¬века, общества результаты.

В этой связи несколько слов об эксперименте и теории, методологии. Иногда в эксперименте видят панацею от всех бед. Считают, что достаточно провести эксперимент, как мы тотчас же получим научное знание. Это не так. Сам по себе эксперимент еще не решает проблемы. Его науч¬ная ценность существенно зависит от той методологии, теории, на которых он базируется.

Теория, обобщающая практику, направляет поиск способов познания, в том числе и экспериментальных. А полученные в эксперименте данные только тогда входят в плоть науки, когда они осмысливаются последо¬вательно научно. Вместе с тем они являются и базой развития теории. Совершенно очевидно, что, всесторонне разрабатывая психологические проблемы на базе марксизма-ленинизма, мы должны подвести прочную марксистско-ленинскую базу и под ее прикладные разделы.

Пренебрежение к теории и слепое преклонение перед экспериментом — это по существу позитивизм. Надо отметить, что в психологии опасность позитивизма есть. И дело здесь не просто во влиянии буржуазных концепций позитивистского направления, тем более что и в условиях буржуазного Запада позитивизм все более утрачивает свои позиции в теории. И хотя борьба против всех буржуазных концепций, в том числе и позитивистских, велась и ведется, одно несомненно: с позитивизмом все обстоит гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Тут надо учитывать не только теорию, но и практику. Достаточно сказать, что в психологическую науку в последние годы пришло и еще придет немало специалистов из других сфер. Они включились и включаются в разработку инженерной психологии, психофизиологии и т.д. Это закономерное явление в условиях научно-технической революции. Без них психологическая наука обойтись сейчас не может. В то же время, занимаясь узко-конкретными вопросами, эти ученые на высоту мировоззренческих проблем порой не поднимаются. Мало того. Они не поднимаются и на высоту даже общей теории психологии. А это питательная среда для всякого рода позитивистских настроений. Значит, очень важно этих ученых приобщить к марксистско-ленинской методологии психологических исследований, причем с учетом всех ее уровней, вплоть до прикладных разделов.

Речь идет о том, чтобы психолог, на каком бы локальном материале он ни работал, доходил до познания закономерностей, теоретических выводов; о том, чтобы видеть не только эмпирический и теоретический уровень исследований психологических явлений, но и внутреннюю связь между ними, необходимость перехода от эмпирического анализа к теоретическим обобщениям. Иначе законы развития человека и те аспекты общественных связей, которые мы называем психологическими, вряд ли возможно глубоко понять и объяснить.

К тому же следует иметь в виду, что в психологии существуют разные типы эксперимента. Например, не только лабораторный, но и естественный. Более того, кроме эксперимента существует много и других способов, таких, как анализ продуктов человеческой деятельности, моделирование, разного рода опросники, анкеты, интервью и т.д. Да и наблюдение не теряет своего значения. Короче говоря, психология располагает богатым арсеналом способов и приемов добывания фактов и их анализа. Очень важно, чтобы каждый из них применялся там, тогда и так, где, когда и как это нужно (как того требует научная проблема или практическая задача). При этом все способы и методические приемы исследования психологических явлений можно совершенствовать и развивать лишь на базе их диалектико-материалистических методологических оснований и принципов. Без этого, вне этого различные способы, приемы и средства изучения психологических фактов, процессов не «работают» и не могут «работать», ведя нас от внешних явлений к познанию глубинных, закономерных связей и отношений.

В общей системе научного познания эксперимент занимает почетное место. В современной психологии он получает все более широкое применение. Первоначально, как известно, экспериментальный метод использовался в психофизике, психофизиологии. Сейчас он широко применяется и во многих других областях психологической науки, вплоть до социальной психологии. И очень важно для каждой области четко определить не только его возможности, но и его границы. К тому же в условиях современного научно-технического прогресса появились новые виды техники, компьютеры, роботы и многое другое. Конечно, дальнейшее развитие экспериментально-психологических исследований требует использования новых достижений. Это позволит решать некоторые исследовательские задачи принципиально иначе, чем делалось прежде, причем во всех ее отраслях, в том числе и в сфере социальной психологии.

Однако какими бы новыми техническими приемами мы ни пользовались, психолог должен быть, во-первых, мыслителем, умеющим глубоко, на прочных научных основаниях, обобщать явления жизни. И во-вторых, в центре внимания психологической науки был, есть и будет человек в его отношениях с окружающей действительностью.

К. Маркс в «Экономическо-философских рукописях 1844 года», как вы помните, писал даже о том, что со временем вся наука — и обществоведение, и естествознание — сведется к изучению человека. И это очень глубокое соображение, выражающее реальную тенденцию научного познания. Если же говорить о психологической науке, то она явственно тяготеет уже сейчас к интеграции знаний о человеке. Но и в настоящем, и в будущем у психологии есть и будет свой взгляд, свой угол зрения на изучение личности. И в будущем, когда, по словам Маркса, вся наука сведется к изучению человека, надо будет все равно различать генетический, биологический, психологический и другие подходы к нему и соответственно различного рода эксперименты. Психология никогда не может и не будет сведена лишь к синтезу, к сводке данных, которые дают другие науки о человеке. Тем более к умозрительным выводам и суждениям.

Современная психология по методическому вооружению очень сильно отличается от той, которая была 100 лет назад. Здесь достигнут огромный прогресс. Но психология и в наши дни всегда исходит от чего-то, уходя своими корнями в прошлое. Чтобы понять тенденции ее развития и наметить перспективную программу, нужно знать и ее прошлое, всю ее историю, которая продолжается и ныне.

В развитии любой области научного знания, как известно, существует преемственность, творческое развитие того, что сделано, с учетом новых условий, критическое переосмысливание накопленного и отсеивание всего того, что не выдержало испытания временем.

К сожалению, мы не всегда бережно относимся к своему собственному прошлому, к своей истории. Историю психологической науки, особенно отечественную, мы исследуем еще слабо и в Институте психологии АН СССР, и в других научных учреждениях. Между тем историзм — важнейшая черта марксистско-ленинской методологии, в том числе и в области психологии. Именно история раскрывает поступательное движение науки, развитие объективного знания и выявляет те заблуждения, которые возникают порой в силу тех или иных причин на древе всесильного человеческого познания. Наконец, общепризнано, что наша отечественная психология внесла выдающийся вклад в сокровищницу знаний о человеке. Она богата научными идеями, теориями, концепциями и фактическими данными. Их, эти идеи, концепции и факты, необходимо глубоко изучать и творчески использовать для решения задач, которые выдвигает перед психологической наукой жизнь социалистического общества на современном его этапе.

Психологическая наука призвана ныне, творчески используя накопленный опыт, выдвигать новые идеи, концепции, отвечающие запросам жизни, и вырабатывать различные варианты практического решения психологических проблем, отбирать наилучшие из этих вариантов применительно к конкретным условиям. Она призвана помогать партии, советскому народу укреплять позитивные тенденции в жизни и своевременно устранять тенденции негативного порядка, доходя до самых потаенных уголков человеческой психики, сознания и активно способствуя ускорению социально-экономического движения советского общества вперед, к коммунизму.

В печати опубликована новая редакция Программы КПСС, Устав КПСС, «Основные направления экономического и социального развития страны», т.е. все основные документы, одобренные октябрьским Пленумом ЦК нашей партии. Эти документы надо не только внимательно изучить, но и сделать их руководством во всей работе, во всех областях теории и практики.

Автор(ы): 

Дата публикации: 

18 апр 1986

Вид работы: 

Название издания: 

Страна публикации: 

Метки: 

Для цитирования: 

Егоров А.Г. Тенденции развития экспериментальной психологии // Психологический журнал. - 1986. - Т. 7. - № 3. - С. 13-17.

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки