Анализ влияния внешних факторов на процесс опознания

 в раздел Оглавление

«Когнитивная и прикладная психология»

Раздел 2
ОПОЗНАНИЕ И ПОЗНАНИЕ

Структурно - функциональная характеристика процесса опознания

7. Анализ влияния внешних факторов на процесс опознания

Говоря о детерминации процесса опознания, следует выделять влияние внешних и внутренних факторов. К внешним факторам можно отнести следующие: вид алфавита, неопределенность сигнала, мерность сигнала, неопределенность реакции, вероятностную структуру ряда сигналов и т.п. Влияние перечисленных факторов должно изучаться как изолированно, так и при их совместном действии.

Вид алфавита. В ряде наших исследований [60, 109, 110] изучался процесс опознания на материале различных видов алфавитов, т.е. при использовании различных опознавательных признаков: формы, цвета, размера и пространственной ориентации стимулов. Результаты исследований показали высокую эффективность опознания по признакам формы, цвета и ориентации. По точности опознания эти три признака можно признать одинаково эффективными (табл.18). По скорости опознания выявлены преимущества признаков формы и цвета.

Таблица 18. Зависимость эффективности опознания от характера опознавательного признака

Характер признака Частота правильных ответов Латентный период реакции, с σ, с
Форма 0,99 0,65 0,17
Цвет 0,96 0,65 0,13
Ориентация 0,99 0,79 0,20
Размер 0,74 0,97 0,31

Признаком пространственной ориентации фигуры в нашем эксперименте являлось положение утолщенной линии одной из сторон контура. В связи с этим при опознании ориентации стимула не было необходимости в опознании фигуры, которая была так или иначе ориентирована. Зрительная задача заключалась в том, чтобы опознать, где (вверху или внизу, слева или справа) находится утолщенная линия контура. Механизмы же зрительного опознания прямых линий разной ориентации являются врожденными [111]. Следовательно, увеличение времени опознания пространственной ориентации стимула по сравнению с другими его признаками (формой и цветом) определяется задержкой в системе подготовки вербальной реакции. Действительно, в отличие от остальных видов алфавитов, где реакция и стимул имели очень большую «совместимость», признак пространственной ориентации был закодирован и довольно абстрактно: с помощью буквенных обозначений A, В, С и Д, - и вербальное обозначение этого признака вызывало известные трудности.

Данные по опознанию размера показывают, что этот сенсорный признак при своей очевидности для субъекта обладает максимальной неустойчивостью. Об этом свидетельствуют минимальная точность опознания, максимальное время и вариативность данных по времени опознания, а также обнаруженный в результате анализа ошибок эффект своеобразного «стягивания» крайних эталонов размера к среднему.

Учитывая, что вербальная реакция при опознании размера изображения в наших экспериментах была достаточно хорошо совместима со стимулом, естественно объяснить низкую эффективность опознания размера трудностями обработки информации в зрительной системе, что определялось весьма небольшими отличиями размеров стимулов друг от друга. При оценке размера стимулов в качестве одного из признаков испытуемые использовали либо высоту фигуры, либо длину утолщенной линии контура, т.е. ориентировались не на площадь фигуры, а на длину стороны. При этом точность глазомерной оценки вертикальной линии оказалась несколько выше точности оценки горизонтальных отрезков. Мы исходили из предположения, что при опознании размера стимула либо не существует эталона размера, либо существует динамический эталон отношений, который должен зависеть от содержательной структуры всей последовательности предъявляемых стимулов. Чтобы проверить это предположение, был проведен анализ последовательных эффектов при опознании размера стимула. Оказалось, что эффективность опознания размера стимула снижается в том случае, когда он следует за стимулом того же самого размера (точность опознания составляет в среднем 67,2% правильных ответов). Точность опознания увеличивается с увеличением «разведения» между этими двумя - предшествующим и наличным - стимулами. Так, если опознаваемый стимул отделен от аналогичного ему по размеру одним стимулом, точность опознания составляет в среднем 72,6%, если же число промежуточных стимулов увеличивается до четырех, точность опознания возрастает в среднем до 81,6% правильных ответов. Этот факт, не укладывающийся в схему сопоставления с готовым эталоном, возможно, определяется вероятностно-динамическими процессами сопоставления и анализа поступающей информации, опирающимися на отражаемую субъектом структуру уже поступившей информации.

К такому же выводу приводит и рассмотрение влияния размера предыдущего стимула на точность опознания размера последующего. Полученные данные показывают, что повторение размера стимула либо приводит к снижению точности опознания, либо не влияет на него. Очевидно, размер предыдущего стимула не является непосредственным «эталоном», с которым сравнивается последующий стимул, но на опознание размера влияет вся структура предшествующего ряда.

Таким образом, исследование процесса опознания по признаку размера свидетельствует о нестабильности мнемического эталона размера и о зависимости его от характера ответа (обратного субъективного подкрепления). Субъективное подкрепление эталонов памяти может вызывать эффект вероятностной коррекции эталонов. Уверенность испытуемого в ответе, видимо, может служить косвенным показателем силы этой коррекции. Наконец, снижение значимости такой коррекции может привести к эффекту нивелирования эталонов.

Сравнительная оценка эффективности опознания при использовании различных видов алфавитов показала, что наибольшее время опознания отмечается для признака размера. Как соотносится этот результат с имеющимися в психологической литературе данными? По данным нейрофизиологических исследований [58, 86], оценка размера происходит независимо от опознания формы. Результаты микрогенетического исследования позволяют предположить, что оценка размера происходит до восприятия формы. Б.М. Величковский [112] представляет процесс микрогенеза зрительного восприятия в следующем виде: за первые 70-100 мс после изменения визуальной стимуляции осуществляется оценка пространственного положения и абсолютных размеров объектов. В течение следующих 80-140 мс определяются параметры их движения. Затем начинается процесс идентификации формы, который варьирует в зависимости от сложности формы в диапазоне 130-200 мс. С другой стороны, по данным Р. Касперсона, на оценку размера объекта оказывают влияние особенности его формы [113]. И, наоборот, по данным Б.М. Теплова [114], А.А. Смирнова [115] и других авторов, на пороги опознания формы влияет метрика ее деталей (длина линий, образующих формы, величина углов между линиями, степень кривизны линий). В соответствии с теорией Л.М. Веккера [116], становление метрического инварианта в процессе актуального генеза восприятия происходит в последнюю очередь.

Мы полагаем, что расхождения разных авторов в данном вопросе объясняются тем, что речь идет о различных уровнях различения размеров. С одной стороны, на первой фазе становления перцептивного образа, когда происходит выделение объекта из фона, мы имеем дело с некоторым грубым определением размера объекта независимо от его формы. Но по мере детализации формы приобретает все большее значение метрика деталей объекта, и тогда размер и форма - неотделимы. Так, в нашем исследовании идентификации по признаку размера пяти геометрических фигур было установлено, что треугольник переоценивается, круг недооценивается, а размеры четырех-, пяти- и шестиугольника оцениваются адекватно. Наконец, увеличение времени реакции идентификации и опознания по признаку размера по сравнению с другими видами алфавита, как показано в разделе 1 настоящей главы, вызвано развертыванием процесса опознания в блоках выбора эталона и сличения.

Неопределенность стимула, или длина ряда альтернативных объектов. Очевидно, что наблюдатель узнает объект, если последний является одним из двух возможных, но далеко не очевидно, что человек узнает тот же объект, если он является одним из тысячи возможных. Во многих случаях количество элементов алфавита, из которых делается выбор, определить трудно или даже невозможно. Но в некоторых ситуациях можно составить, хотя бы приблизительно, представление о масштабах алфавита.

Установлено, что Время реакции опознания увеличивается с увеличением числа альтернативных стимулов, или количества информации на стимул. Хиком [117] была обнаружена пропорциональная зависимость между временем реакции и количеством информации на стимул в условиях равной вероятности предъявляемых стимулов.

Зависимость времени реакции от количества информации, содержащейся в световом раздражителе, исследовалась Хайменом [118] и была выражена эмпирической формулой:

 

где t0 — Время реакции в том случае, когда стимул не несет информации (t0 в среднем составляло 0,2 с);
Н — количество информации на стимул (в дв. ед.);
С1, — количество информации, принимаемой в данном опыте за единицу времени, т.е. пропускная способность (С1 по данным четырех испытуемых составляло около 6 дв. ед./с).

В то же время результаты исследования В.Д. Глезера [10] показали, что количество принятой наблюдателем за единицу времени информации не зависит от длины алфавита (при условии тренировки на опознание фигур, входящих в этот алфавит).

Таким образом, если время опознания может существенно зависеть от неопределенности стимула, то между значениями пропускной способности наблюдателя при этом нет статистически достоверных различий.

М.С. Шехтер [33] считает, что в настоящее время можно лишь в общем виде говорить о факторах, вводящих в ряде случаев на нет или существенно ослабляющих тенденцию к увеличению времени реакции при увеличении количества элементов в алфавите. К таким факторам относятся следующие: формирование и длительное функционирование навыков адекватного реагирования на стимулы, оптимальная «совместимость» стимула и реакции, общее повышение рабочего уровня функциональных систем, вызванное повышением темпа работы или высокой значимостью выполняемого задания.

В ряде наших исследований изучалось влияние длины алфавита на точность и Время реакции идентификации и опознания зрительных и слуховых сигналов по различным параметрам. Было установлено статистически значимое снижение точности и увеличение времени реакции как идентификации, так и опознания.

С целью изучения возможности нивелирования влияния длины алфавита на эффективность приема и обработки зрительной информации нами было предпринято исследование идентификации сигналов по параметру яркости. Испытуемому после предварительной 30-минутной темновой адаптации с помощью адаптометра последовательно предъявлялись пары яркостных сигналов. Задача испытуемого состояла в сличении второго сигнала пары с первым и установлении их тождества или различия. В случае тождества сигналов давался утвердительный ответ, в случае их различия - отрицательный. Условия эксперимента были следующими: длительность яркостных сигналов - 1 с, длительность интервалов между сигналами в паре (МСИ) - 5 с, длительность интервалов между парами - 10 с; предъявлялось равное число идентичных и различающихся пар сигналов.

Исследование включало четыре опыта, различавшихся прежде всего длиной алфавита яркостных сигналов: в I опыте использовались три градации яркости, во II - четыре и в III и IV - пять. Во втором и третьем опытах испытуемым, помимо основной задачи, предлагалось выполнять дополнительную задачу на арифметический счет, вычитая из числа 500 по 3 единицы.

Результаты проведенного исследования показали, что точность выполнения операции идентификации яркостных сигналов зависит от длины алфавита. Максимальная точность идентификации получена при длине алфавита, равной трем градациям (точность положительной идентификации составила 0,91 и отрицательной - 0,75). С увеличением длины алфавита во II и III опытах точность идентификации сокращается до 0,70. Снижение точности идентификации с увеличением длины алфавита связано с нестабильностью эталона для параметра яркости (как и для размера). В условиях нашего эксперимента длительность МСИ, равная 5 с, превышала длительность хранения следа в иконической памяти. Мы исходили из предположения, что повышению точности выполнения задачи может способствовать операция вербального перекодирования предъявленных сигналов. Как указывалось выше, во втором и третьем опытах увеличение длины алфавита сопровождалось введением дополнительной задачи на счет, препятствовавшей вербальному перекодированию предъявленных зрительных сигналов.

С целью исследовать возможности увеличения точности идентификации яркостных сигналов путем их перевода в вербальный код в четвертом опыте дополнительная задача отсутствовала и испытуемым давалась инструкция в процессе идентификации переводить предъявленные сигналы в вербальную форму, используя цифровой код (1 - самый яркий, 5 - самый тусклый и т.д.). Полученные данные подтвердили исходную гипотезу. Точность идентификации в четвертом опыте существенно превышает точность работы в третьем опыте, где испытуемый также оперировал длиной алфавита, равной пяти градациям, но где операция вербального перекодирования затруднялась введением дополнительной задачи на счет. При этом число правильных ответов в четвертом опыте достигает того же уровня, который был получен в первом опыте, т.е. при длине алфавита, равной трем градациям.

Мерность стимулов, т.е. число параметров, по которым они различаются. При опознании одномерных стимулов человек оперирует лишь одним заданным признаком объекта (формой, размером, яркостью, цветом и т.п.). По этому признаку и осуществляется операция сличения стимула с образцом, записанным в памяти. Процесс опознания многомерных стимулов предполагает выполнение операции сличения воспринимаемого стимула с эталоном по нескольким признакам (например, по форме и размеру, по форме, яркости и цвету и т.д.). Возникает вопрос о том, как изменяется эффективность процесса опознания при оперировании несколькими признаками стимула.

Обзор исследований восприятия одномерных и многомерных визуальных и слуховых стимулов позволил У. Гарнеру [119] заключить, что при работе с многомерными стимулами два или несколько признаков могут оцениваться независимо. При этом точность оценки каждого из признаков несколько уменьшается при требовании одновременной оценки, однако непосредственное взаимодействие между оценками различных признаков отсутствует.

В ряде наших исследований были получены данные, противоречащие выводу, сформулированному Гарнером. При сравнении показателей эффективности опознания стимулов различной мерности в условиях их тахистоскопического предъявления (при tэ=50 мс) отмечалось в среднем равномерное снижение точности опознания с увеличением мерности алфавита (см. табл.12). Как при этом изменялась точность опознания отдельных параметров в структуре многомерных алфавитов? Полученные в нашем исследовании данные показали, что с увеличением мерности стимулов точность опознания по каждому из параметров, включая и наиболее сложный для перцептивного различения признак размера стимула, не только не снижается, но даже несколько возрастает (см. табл.13). Эти данные свидетельствуют в пользу положительного взаимодействия признаков в структуре многомерных алфавитов (на возможность такого положительного взаимодействия мы указывали в разделе 3 настоящей главы, интерпретируя данные регистрации ЭЭГ в процессах идентификации и опознания одномерных и многомерных зрительных стимулов).

Неопределенность реакции. Когда человек дифференцированно реагирует на предъявляемые стимулы, целесообразно различать процесс опознания сигнала и последующий затем процесс срабатывания соответствующей реакции. До сих пор не существует единого мнения о том, к какому из двух процессов - переработки информации в зрительной системе или подготовки и формирования ответной реакции - относится закон Хика.

Было высказано предположение, что эффективность опознания определяется не столько неопределенностью стимулов, сколько неопределенностью реакций испытуемых. Ряд исследований по вопросу о месте эффекта неопределенности в опознании был выполнен Поллаком [120]. Используя в качестве экспериментальной ситуации узнавание на слух односложных слов в шуме, автор в одном из опытов изменял независимо друг от друга ряд стимулов, сообщаемых испытуемому, и ряд реакций. Полученные в этих условиях результаты свидетельствовали о том, что значительно большее влияние на точность опознания оказывала неопределенность реакции, а не неопределенность стимула.

В исследовании влияния на Время реакции двух неопределенностей (неопределенности стимула и реакции) Н.И. Чуприкова [121] выделяет два подхода. В соответствии с первым подходом скорость реагирования определяется «ожиданием», «готовностью» или «установкой» субъекта воспринять определенный сигнал и реагировать определенным движением. В соответствии со вторым подходом скорость реагирования зависит от количества воспринятой человеком информации.

В пользу справедливости первого из указанных подходов свидетельствуют результаты выполненного нами сравнительного исследования процессов идентификации и опознания. Эти два процесса различаются между собой по параметру неопределенности реакции.

Если при опознании неопределенность реакции совпадает с неопределенностью стимула, то при идентификации она может быть существенно меньше. Идентификация предполагает дихотомию ответной реакции - отнесение предъявленного стимула к классу стимулов, либо тождественных эталону, либо не тождественных эталону. В наших исследованиях увеличение мерности сигналов сопровождалось возрастанием информации на стимул пропорционально логарифму числа его измерений. При исследовании операций идентификации и опознания испытуемым предъявлялись одни и те же алфавиты стимулов, т.е. неопределенность стимула была одинаковой для обеих операций. При этом, как показывают данные, представленные в разделе 2 настоящей главы, Время реакции идентификации было существенно меньше и не изменялось с возрастанием мерности стимулов, а Время реакции опознания увеличивалось, что связано с увеличением неопределенности реакции.

Вероятностная структура ряда стимулов. Большинство методик, с помощью которых исследуется процесс опознания, связано с последовательным предъявлением ряда стимулов. В связи с этим возникает ряд вопросов, касающихся влияния на время опознания данного стимула предшествующих ему стимулов. На время опознания каждого стимула влияет также вероятностная структура всего предшествующего ряда стимулов. В ряде исследований [122, 123, 124, 125] было показано, что при неравновероятном предъявлении стимулов Время реакции сокращается.

Е.П. Кринчик и П.Д. Медникаров [126], проанализировав работы, посвященные исследованию влияния вероятности появления сигнала на Время реакции человека, выдвинули гипотезу о наличии двух механизмов, обусловливающих специфический характер изучаемой зависимости. Один из указанных механизмов, который авторы условно назвали «физиологическим», определяет сдвиг в уровне реактивности сенсомоторной системы под влиянием объективного временного режима предъявления сигналов. Другой механизм авторы условно определяют как «психологический». Он способствует изменению уровня готовности человека к восприятию и реагированию на сигнал под влиянием субъективной оценки момента появления данного сигнала.

О.А. Конопкин и Г.А. Стрюков [127] изучали роль вероятностного прогноза как фактора, влияющего на скорость реакции на значимые сигналы. Авторы показали, что испытуемые осуществляют каждый прогностический акт не как отдельное, самостоятельное действие, а с учетом его «предыстории».

Вопрос о влиянии на время опознания вероятностных характеристик предъявляемого ряда стимулов был поставлен в нашем исследовании [110] опознания одномерных и многомерных зрительных стимулов. В ходе эксперимента стимулы предъявлялись на экране по одному в случайном порядке, и задача испытуемых состояла в быстром и точном их опознании по заданному параметру: форме, цвету, ориентации, размеру. Поскольку каждый из стимулов в опыте повторялся многократно (до 30 раз), мы имели возможность провести анализ эффектов повторения. С этой целью сравнивались значения латентного периода реакции испытуемых на стимулы, которым предшествует идентичный стимул, и на стимулы, которым предшествует неидентичный стимул. Анализ эффектов повторения показал, что у большинства испытуемых латентный период реакции (ЛПР) меньше на повторяющийся стимул (табл.19). Эта закономерность сохраняется для всех использованных в эксперименте перцептивных категорий, кроме размера. При опознании размера не проявляется эффект повторения, поскольку, как указывалось выше, на опознание размера влияет не предшествующий стимул, а структура всей последовательности предъявленных стимулов. Очевидно, у испытуемых сохраняется определенный уровень остаточного возбуждения, который и способствует более быстрому осуществлению реакции.

Возникает вопрос, в какой из систем переработки информации - зрительной или вербальной - сохраняется это возбуждение. Сравнительный анализ эффекта повторения при оперировании различными опознавательными признаками показывает, что он в наибольшей степени выражен при опознании пространственной ориентации стимула. В отличие от признаков формы и цвета, для которых стимул и реакция имели большую «совместимость», признак пространственной ориентации в нашем эксперименте был закодирован с помощью буквенных обозначений. Поэтому большее время опознания ориентации по сравнению с другими признаками стимула определялось задержкой в системе подготовки вербальной реакции. Тот факт, что именно для признака ориентации эффект повторения проявляется в большей степени, позволяет высказать предположение, что Сохранение остаточного возбуждения, способствующее сокращению времени реакции опознания, имеет место в системе вербализации.

Таблица 19. Эффекты повторения при опознании одномерных стимулов

Характер опознавательного признака ЛПР, с Значимость различий
на повторяющийся стимул без повторения разность
Форма 0,66 0,70 0,04 P≤0,05
Цвет 0,64 0,68 0,04 P≤0,05
Ориентация 0,78 0,90 0,12 P≤0,05

На основе анализа объективно заданной статистической структуры последовательности у человека формируется субъективная вероятностная модель ситуации и в соответствии с ней строится оптимальная стратегия поведения в статистически детерминированной среде. Предполагается, что при приеме сигналов с временным интервалом между ними больше 2 с деятельность субъекта регулируется механизмом вероятностного прогнозирования, а с интервалом меньше 2 с - в деятельность включаются механизмы кратковременной памяти [128].

По данным Е.П. Кринчик [129], даже когда испытуемый не осознает изменения вероятностной структуры ситуации, время его реакции отражает этот объективный факт. Напротив, по данным О.А. Конопкина [130], скорость реакции испытуемых на разновероятные сигналы не изменяется до тех пор, пока они не заметят изменения вероятности их появления.

Влияние временной неопределенности сигнала на Время реакции зависит от точности отражения человеком вероятностных характеристик ситуации и учета их в своей стратегии. Субъективная вероятность события может не совпадать с величиной априорной вероятности. Дело в том, что при решении различного рода задач люди формулируют свои суждения с большей или меньшей уверенностью. Следовательно, можно сказать, что субъективная вероятность является мерой психического состояния неуверенности, которое возникает в процессе формулирования суждений. Таким образом, понятие субъективной вероятности относится не к состояниям внешней среды, а к суждениям об этой среде. Эти суждения чаще всего имеют характер гипотез, поэтому можно сказать, что субъективная вероятность измеряет степень уверенности человека в том, что данная гипотеза истинна.

В ряде исследований было показано, что существует относительно постоянное расхождение между величинами субъективной и объективной вероятности событий. При низких вероятностях событий люди обнаруживают тенденцию переоценивать объективную вероятность, при высоких вероятностях проявляется противоположная тенденция. Различные исследователи находили разные значения точек равенства субъективной и объективной вероятностей. Согласно Престону и Берету [131]:

ψ(h)>P(h), когда P(h)<0,25,
ψ(h)<P(h), когда P(h)>0,25,
ψ(h)=P(h), когда P(h)=0,25,

где ψ(h) - субъективная вероятность; P(h) - объективная вероятность событий. По данным Говарда [132], ψ(h)=P(h) при P(h)=0,4.

Психологические особенности влияния вероятностной структуры ряда на Время реакции исследовались преимущественно на хорошо различимом стимульном материале. В условиях слабой различимости сигналов испытуемый должен решить, к какой из альтернатив относится данный сигнал. При этом, помимо объективной неопределенности появления стимулов, на Время реакции испытуемого может влиять субъективная неопределенность, связанная с плохой различимостью альтернатив. Экспериментальная ситуация со слабо различимыми стимулами рассматривается в рамках статистической теории принятия решений. Однако в ней не уделяется внимание формированию субъективной вероятностной модели. В связи с этим в исследовании, выполненном под нашим руководством X.Э. Штейнбах, изучались психологические особенности взаимодействия факторов слабой различимости сигналов и вероятностной структуры стимульного ряда. Мы исходили из предположения, что формирование субъективной вероятностной модели опосредуется способностью субъекта к различению сигналов и априори принятой им вероятностной структурой последовательности.

В эксперименте использовался метод идентификации по эталону памяти. Стимулами служили пятиугольники восьми размеров, представленных в шкале отношений с модулем 1,3, эталоном - пятиугольник четвертого размера. Были проведены четыре опыта, различавшихся по вероятности появления эталона в стимульном ряду: Р1=0,125; Р2=0,25; Р3=0,50; Р4=0,75. В каждом опыте предъявлялась последовательность из 100 стимулов. Испытуемые должны были давать утвердительный ответ на стимулы, тождественные эталону, и отрицательный - на все остальные. В ходе эксперимента регистрировались точность идентификации и латентный период реакции испытуемых.

Таблица 20. Зависимость времени реакции идентификации от вероятностей структуры ряда.

Вероятность эталона Среднее Время реакции, с σ, с
0,125 1,86 0,42
0,25 2,00 0,46
0,50 1,97 0,48
0,75 2,07 0,60

Полученные в эксперименте данные анализировались с точки зрения влияния вероятностной структуры последовательности на Время реакции и точность идентификации. Среднее Время реакции при P=0,125 оказалось значимо меньшим времени реакции при остальных значениях вероятности появления эталонного стимула (табл.20). Значимыми оказались также различия между средними при P=0,50 и P=0,75.

Общая тенденция к изменению времени идентификации заключается в его неравномерном возрастании по мере увеличения вероятности появления положительного стимула. Более закономерным оказывается влияние вероятностной структуры ряда на среднее квадратическое отклонение σ, характеризующее рассеяние данных по времени реагирования. С увеличением вероятности появления эталонного стимула σ растет от 0,42 до 0,60 с. Для проверки значимости влияния вероятностной структуры ряда на время идентификации был проведен дисперсионный анализ. Результаты дисперсионного анализа показали наличие достоверных различий и тем самым подтвердили значимость влияния вероятности появления положительного стимула на вариативность времени реагирования.

Для оценки влияния вероятностной структуры ряда на точность решения задачи испытуемыми использовались следующие показатели: частость положительных реакций (ПР), частость пропусков цели (ПЦ), частость ложных тревог (ЛТ). Было выяснено, что частость ложных тревог уменьшается с увеличением вероятности появления эталонного стимула, а частость пропусков цели соответственно растет (табл.21). В частности положительных реакций должно отражаться субъективное представление испытуемого о вероятностной структуре ряда. Оказывается, что испытуемые склонны переоценивать вероятность появления положительного стимула для P=0,125 и P=0,25 и недооценивать - для P=0,5 и P=0,75. Зависимость частости положительных реакций от вероятности появления эталона показана на рис.29. Диагональ показывает идеальную зависимость ПР от вероятностной структуры последовательности, когда частота ПР соответствует вероятности эталонного стимула. Линии, характеризующие зависимость числа положительных реакций от вероятности эталона, аппроксимированы прямыми, точки пересечения которых с диагональю характеризуют значения вероятности, при которых объективная вероятностная структура и субъективное представление о ней совпадают.

Зависимость частости положительных реакций от  вероятности появления эталона
Рис.29 Зависимость частости положительных реакций от вероятности появления эталона
(по данным четырех испытуемых)

Таблица 21. Зависимость точности идентификации от вероятностной структуры ряда

Вероятность эталона Частость ответов
ПР ПЦ ЛТ
0,125 0,25 0,05 0,15
0,25 0,31 0,11 0,16
0,50 0,41 0,17 0,07
0,75 0,57 0,27 0,05

При анализе полученных данных нас интересовало влияние на характеристики работы испытуемых следующих факторов:

  • объективная вероятностная структура ряда;
  • вероятностная структура, которой испытуемый задается априори;
  • субъективное отражение объективной вероятностной структуры;
  • субъективная различимость сигналов.

В зависимости от силы влияния этих факторов возможны следующие типы поведения.

  1. Основной детерминантой поведения является объективная вероятностная последовательность; в этом случае график зависимости частости положительных реакций от вероятности появления положительного стимула представляет собой диагональ (рис.29).
  2. Детерминантой вероятностного поведения испытуемого является вероятность, принятая им априори, которая не изменяется от опыта к опыту; в таком случае график зависимости частости положительных реакций от вероятностной структуры будет параллелен оси абсцисс.
  3. Отражение испытуемым объективной вероятностной последовательности преломляется через априори принятую им вероятность, причем мера влияния объективной вероятностной структуры определяется субъективной различимостью стимулов. Тогда угол наклона прямой, аппроксимирующей данные зависимости частости правильных реакций от вероятности появления положительного стимула, будет характеризовать субъективную различимость сигналов, а точка пересечения этой прямой с диагональю дает значение априорной вероятности.

Значения априорной вероятности составили для исп. 1 Ра=0,4, для исп. 2 Ра=0,5, для исп. 3 Ра=0,45, для исп. 4 Ра=0,19 (рис.29). В точках, близких к априорным вероятностям, наблюдается уменьшение количества ошибок и времени реакции испытуемых; исключение составляет исп.1, у которого значения времени реакции при вероятностях, лежащих в окрестностях априорной вероятности, наоборот, увеличиваются. Этот испытуемый был знаком с экспериментами по исследованию влияния вероятностной структуры ряда на Время реакции, и его поведение характеризовалось тем, что он строил гипотезы относительно изменения вероятности эталонного стимула в эксперименте. Поскольку легче выделяются крайние значения вероятностной структуры, этим испытуемым были выдвинуты адекватные гипотезы о вероятностной структуре ряда при P=0,125 и P=0,75. Соответственно, при данных значениях вероятности эталонного стимула у исп.1 отмечается сокращение времени реакции.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что при слабой различимости сигналов характеристики деятельности испытуемых определяются следующими моментами:

  1. тем, выдвигает ли испытуемый гипотезу об изменении вероятностной структуры;
  2. если испытуемый выдвигает гипотезу об изменении вероятностной структуры, то, поскольку легче выделить крайние тенденции, характеристики его деятельности окажутся лучшими при минимальном и максимальном значениях вероятности эталонного стимула;
  3. если испытуемый не выдвигает гипотезу об изменении вероятностной структуры, характеристики его деятельности детерминируются априори принятой вероятностью. При этом мера воздействия априорной вероятности определяется степенью субъективной различимости сигналов;
  4. при плохой субъективной различимости сигналов угол наклона прямой, аппроксимирующей данные о зависимости частости положительных реакций от вероятности эталонного стимула, небольшой, и прямая приближается к оси абсцисс;
  5. при хорошей субъективной различимости сигналов угол наклона прямой близок к идеальной диагонали;
  6. в точках равенства объективной и субъективной вероятности отмечается уменьшение времени реакции;
  7. выдвигаемые гипотезы относительно изменений вероятностной структуры ряда осознаются. Влияние априорных гипотез может быть неосознанным.

Таким образом, проведенное исследование идентификации зрительных стимулов по эталону памяти показало, что формирование вероятностной модели структуры ряда определяется субъективной различимостью сигналов, априорной вероятностью и степенью осознанности испытуемым вероятностной ситуации.