Анализ третьей части речи (доказательства)

 в раздел Оглавление

«Риторика»
книга 3

ГЛАВА XVII

Анализ третьей части речи (доказательства)

Откуда следует заимствовать и как строить доказательства в речах эпидиктических, произносимых перед народом и судебных?

Способы убеждения должны иметь аподиктический (доказательный) характер. Так как спор может касаться четырех пунктов, то следует доказывать, направляя доказательства к спорному пункту, например, если спорят относительно того, действительно ли что-нибудь было, то при судебном разбирательстве доказательства следует как можно больше свести к этому; если же спорят о том, действительно ли причинен вред, то и доказательства должны быть сведены к этому; и если спор касается важности или справедливости совершенного поступка, то здесь нужно иметь в виду также, точно ли этот факт имел место. Не следует при этом забывать, что только в случае такого спора один из противников необходимо бывает бесчестен, потому что здесь не может быть виной неведение, как в том случае, когда кто-либо расходится в мнении относительно справедливости чего-либо; таким образом на этом вопросе следует останавливаться, а на других нет. В речах эпидиктических по большей части преувеличению (подчеркиванию) подлежит оценка прекрасного и полезного. Факты сами должны внушать доверие, потому-то относительно их редко приводятся доказательства, - разве если они неправдоподобны или если их относят на счет другого лица.

В речах, произносимых перед народом, может быть спор относительно того, что что-нибудь не будет, или что-то, что оратор советует, будет, но что оно или несправедливо, или неполезно, или не так важно. Следует при этом также иметь в виду, не позволяет ли себе противник лжи в чем-нибудь, не относящемся к данному делу, так как это представляется доказательством, что он лжет и в других случаях. Примеры более свойственны речам, произносимым перед народом, а энтимемы - речам судебным первые имеют в виду будущее, так что необходимо приводить примеры из прошедшего, а вторые касаются того, что есть или чего нет; тут более нужны доказательства и понятие необходимости, потому что прошедшее имеет характер необходимости. Не следует приводить энтимемы одну за другой, а нужно примешивать их к другим оборотам, в противном случае они вредят одна другой, потому что есть предел и для количества.

Друг, так как ты сказал, сколько мог бы сказать разумный муж, а не то что сказал бы разумный. И не по всякому поводу следует изыскивать энтимемы, потому что в противном случае ты поступишь так же, как некоторые философы, которые силлогистическим путем доказывают вещи более известные и более правдоподобные, чем те положения, из которых они то есть философы исходят. И когда хочешь возбудить Страсть, не употребляй энтимему, потому что она или погасит Страсть, или будет приведена совершенно напрасно, ибо два одновременные движения задерживают друг друга, или совсем уничтожаются, или ослабляются. И когда речь должна носить известный нравственный характер, не следует в то же время приискивать энтимемы, потому что доказательства не имеют никакого отношения ни к характеру, ни к принципам. Изречения следует употреблять и при рассказе и при доказательстве, потому что они имеют отношение к характеру: "и я дал, хотя и знал, что не следует [вообще] доверять". Или если кто хочет возбудить Страсть: "хоть я и потерпел, я не раскаиваюсь, потому что на его стороне выгода, а на моей справедливость". Произносить речи в народном собрании труднее, чем произносить речи судебные; это и естественно, так как в первом случае приходится говорить о будущем, во-втором же - о прошедшем, которое стало известно даже и пророкам, как говорил Епименид Критский:

он отгадывал не будущее, а события, которые хотя и совершились, но остались темными.

В речах судебных основанием служит закон, а раз имеешь точку отправления, легче найти доказательство. В речах, произносимых перед народом, нет бесчисленных отступлений, например, против доводов противника, или о самом себе, или с целью возбудить Страсть. Этот род красноречия допускает подобные отступления менее, чем все другие роды, если только он не выходит за пределы своей области. В затруднительных случаях нужно делать то же, что делают в Афинах ораторы и Исократ: в речи совещательной он прибегает к обвинению, например, обвиняет лакедемонян в своем панегирике и Харита в речи о союзе. В речах эпидиктических следует вставлять в речь похвалы, как это делает Исократ: он постоянно вводит какую-нибудь похвалу. И слова Горгия, что у него никогда не бывает недостатка в теме для речи, сводятся к тому же самому, ибо если он, говоря об Ахилле, восхваляет Пелея, затем Эака, затем бога Зевса, и также мужество и то-то, и то-то, он делает то же самое. Раз оратор имеет в руках доказательства, он должен придавать речи и этический, и эпидиктическим характер, если же у него в руках нет энтимем, он должен говорить этически. Более подходит нравственно хорошему человеку выказать свою честность, чем ясность речи. Из энтимем большей известностью пользуются энтимемы опровергающие, чем показательные, потому что во всем том, что имеет характер опровержения, силлогизм виднее, ибо противоположности становятся яснее, раз они поставлены рядом.

Рассуждения, прямо направленные против противника, не представляют собою какого-либо особого вида, так как к области способов убеждения относится опровержение доводов противника - посредством ли возражений, или посредством силлогизмов. Оратор, начиная речь, совещательную ли или судебную, должен сначала изложить свои собственные способы убеждения, а потом выступить против доводов своего противника, уничтожая их или заранее браня их. Если же много пунктов, вызывающих возражения, то следует сначала приняться за них, как, например, поступил Каллистрат в народном собрании в Мессене: он сам начал говорить, лишь опровергнув предварительно то, что должны были говорить его противники.

Говоря вторым, оратор должен сначала направить свою речь против речи противника, разбивая его доводы или противополагая им свои, особенно, если доводы противника имели успех, ибо как душа не привязывается к человеку, который раньше подвергся обвинению в чем-либо дурном, точно так же не принимает она и речи оратора, если речь противника представляется убедительной. Нужно, таким образом, в душе слушателя очистить место для предстоящей речи, чего ты достигнешь, опровергнув доводы противника; по этой причине должно придать своим словам вес посредством предварительной борьбы или со всеми доводами противника, или с главнейшими из них, или с наиболее поддающимися опровержению.

Сначала я стану союзницей богинь. Именно, Геру я...

Здесь поэт сначала коснулся самого легкого. Это о способах убеждения. Что же касается характера, то так как говорить о самом себе некоторые вещи значило бы возбудить зависть, или заслужить упреки в многословии или вызвать противоречие, а говорить о ком-нибудь другом значило бы заслужить упреки в брани или грубости, ввиду этого следует влагать слова в уста какого-нибудь другого лица, как это делает Исократ в речи к Филиппу и в "Антидосисе", и как порицает Архилох: он выводит на сцену в ямбах отца, который говорит о своей дочери:

Нет ничего такого, чего нельзя было бы ожидать, Или что можно было бы клятвенно отрицать.
Он выводит также плотника Харона в ямбе, начало которого таково:
Нет мне дела до богатств Гига.
И как Софокл выводит Эмона, говорящего перед отцом в защиту Антигоны как бы на основании слов других лиц.

Иногда следует изменять вид энтимем и придавать им форму изречении; например, люди благоразумные должны соглашаться на мир и тогда, когда счастье на их стороне, потому что таким путем они могут получить всего больше выгод. А с помощью энтимемы следовало бы сказать так: если нужно заключать мир в то время, когда он всего полезнее и выгоднее, то следует заключать его тогда, когда счастье на нашей стороне.