Влияние детско-родительских отношений на самоотношения подростков

Influence of child-parent relationships on adolescents' self-concepts

Я.В. Керножицкая  
Ya.V. Kernozhutskaya  

 студент, Белорусский государственный
педагогический университет им. Максима Танка;

Аннотация:

Актуальность – в современном мире все чаще можно встретить девиантных и неуверенных в себе подростков, которые уходят из дома, вступают в различные группировки, где хотят найти авторитет и поддержку, так как дома их не понимают и часто не принимают такими какие они есть.

Отношения детей и родителей является первым опытом взаимодействия человека с окружающим миром. Данный опыт закрепляется и формирует конкретные модели поведения с другими людьми.

В современном обществе родители могут столкнуться с некоторыми трудностями в ситуации смены идеологических ориентиров в стране. Все чаще говорится о равноправии детско-родительских отношений, поэтому родители, продолжающие говорить с детьми с позиции власти и превосходства, не осознают того, что дети слушают их с позиции равенства, и по этой причине старые авторитарные методы воспитания не имеют никакого влияния на ребенка.

Цель исследования – изучить взаимосвязь детско-родительских отношений и самоотношения подростков.

Предметом исследования выступили детско-родительские отношения и самоотношение подростков.

Эмпирическим объектом исследования явилась выборка подростков в возрасте от 15-16 лет в количестве 30 человек (18 девочек и 12 мальчиков).

В рамках исследования использовались:
методика исследования самоотношения С.Р. Пантелеев (МИС), метод личностного семантического дифференциала (ЛСД) О.Л. Кустовой и «Детско-родительские отношения подростков» (О.А. Карабанова, П.В. Трояновская).

Abstrakt: Relevance: In today's world, it is increasingly common to see deviant and insecure adolescents who leave home, join various groups where they want to find authority and support, because they are not understood and often not accepted at home for who they are.

Relationships between children and parents are a person's first experience of interacting with the world around them. This experience solidifies and forms specific patterns of behavior with other people.

In modern society parents may face some difficulties in the situation of change of ideological guidelines in the country. More and more often it is said about equality of child-parent relationships, so parents who continue to talk to their children from the position of power and superiority do not realize that children listen to them from the position of equality, and for this reason old authoritarian methods of upbringing have no effect on the child.

The purpose of the study was to examine the relationship between child-parent relationships and adolescents' self-esteem.

The subject of the study was the child-parent relationships and self-concept of adolescents.

The empirical object of the study was a sample of 30 adolescents aged 15-16 (18 girls and 12 boys).

As part of the study, the following methods were used:  S.R. Panteleev's (MIS) self-esteem research method, O.L. Kustova's Personal Semantic Differential (PSD) method, and "Adolescents' Child-Parent Relations" (O.A. Karabanova, P.V. Troyanovskaya).

Ключевые слова: семья; подростки; детско-родительские отношения; самосознание.

Keywords: family; adolescents; child-parent relationships; self-awareness.

Противостояние старшего и младшего поколения было и будет актуальным всегда. Время рождает противоречия. И неважно, какой это век - девятнадцатый или двадцать первый. О такой проблеме как «отцов» и «детей» задумывался еще И.С. Тургенев. Он очень хорошо показал противоречивые чувства главного героя по отношению к старшим: с одной стороны, он признается, что любит родителей, с другой - презирает «глупую» жизнь «отцов».

Вопрос детско-родительских отношений возникает между близкими людьми, относящимися к разным поколениям. У каждого поколения свой исторический период. В связи с этим, из поколения в поколение меняются взгляды на жизнь и система ценностей, которые любой взрослый готов решительно отстаивать.

А.И. Антонов утверждает, что семью создает отно­шение родители — дети. Он определяет семью как основанную на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества – родительства – родства, и тем самым осуществляющих воспроизводство населе­ния и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержание существования членов семьи. [8]

Для того, чтобы получить целостное представление о семье, необходимо учитывать скла­дывающиеся в ней взаимоотношения по типу: муж — жена; муж — дети; жена — дети; дети — родители; дети — дети. Эти структурные характеристики семьи, имея относительную независимость, представляют ее социально-психологическое единство. [8]

Семья является важнейшим и постоянно сопровождающим человека феноменом. Он сложен, многогранен и проблематичен. От внутренних отношений в семье зависит становление ребенка как самостоятельной и самодостаточной личности.

Одним из первых кто заинтересовался этой темой, был австрийский психолог А. Адлер. Его работы опираются на тот факт, что между родителями и детьми должно присутствовать равенство в области прав и ответственности. Основным принципом семейного воспитания, по А. Адлеру, является взаимоуважение членов семьи. Прослеживается прямая связь между самосознанием ребенка и тем насколько его любят и уважают в семье. [1]

Родители являются ближайшем социальным окружением ребенка, где он приобретает первый опыт социального и эмоционального взаимодействия. В общении ребенка с взрослым создается «Зона ближайшего развития», где ребенку предоставляется возможность реализовать свои потенциальные возможности.

Э. Эриксон [9] в своей эпигенетической концепции, указывает на двойственность в детско-родительских отношениях и называет ее «двойственной интенцией», которая совмещает в себе чувственную заботу о нуждах ребенка с чувством полного личного доверия к нему. Ребенок сам устанавливает необходимый баланс между требованиями родителей и своей инициативой.

А.С. Спиваковская [5,6] пишет о внутренней конфликтности детско-родительских отношений называя это «существенный кризис»: «Взрослеющий ребенок стремится к отделению от родителей, всячески пытающихся удержать его возле себя, при этом желая и взросления, и дальнейшего развития своего сына или дочери».

Анализируя такой длительный и сложный из всех кризисов как кризис подросткового Возраст, Л.И. Божович [2] подчеркивала его неоднородность: на первой фазе (12-14 лет) появляется способность ориентироваться на цели, которые выходят за пределы сегодняшнего дня, а на второй фазе (15-17 лет) – Понимание своего места в будущем.

В подростковом возрасте можно выделить отличительную социальную ситуацию - появляется устойчивое стремление к независимости, к самостоятельной жизни, несмотря на то, что родители и другие взрослые продолжают относится к подростку как к ребенку. [4]

В самосознании проявляются 2 особые формы: чувство взрослости и «Я-концепция» (система внутренне согласованных представлений о себе, образов «Я»). С помощью новых отношений с окружающими и с миром ценностей самосознание становится социальным сознанием, перенесенным внутрь. Таким образом самосознание выполняет социально-регуляторную функцию. [4]

В этот промежуток взросления ровесники считаются меркой, позволяющей подростку оценить себя. Отношения с ними становятся сферой личной жизни, обособленной от влияния, вмешательства взрослых.

Также самооценка ребенка оказывается низкой и неустойчивой. Возникают стремление к уединению, чувства одиночества, непонятности. Подросток стремится к общению и совместной деятельности со сверстниками, желая быть принятым и уважаемым ими благодаря своим индивидуальным качествам.

Слаженное формирование личности ребенка связано не только с присутствием и активной деятельностью в семье каждого из родителей, но и с согласованностью их воспитательных действий.

А.И. Захаров [3] в своих исследований приходит к заключению, что неблагоприятные типы воспитания могут содействовать развитию напряженной и неустойчивой внутренней позиции ребенка, которая, в свою очередь, приводит к возникновению у него невротических состояний.

Р. Лейнг [7. С.98], анализируя отношения родителей и детей в неблагополучных семьях, ввел понятие «мистификация» – внушение родителями детям того, в чем они нуждаются, кем являются и во что верят. Одной из форм мистификации является приписывание, например, «слабости» – несамостоятельности, неспособности самому найти выход в трудных ситуациях, – или «плохости» – низости, аморальности. Другой формой мистификации можно считать инвалидизацию ребенка – принятие за него решений или навязывание своих точек зрения, интересов.

По мнению многих исследователей (С. Куперсмита, Р. Лейнга и др.), то, как мать воспринимает и обращается со своим ребенком, и то, как она воспринимает себя, неотделимо одно от другого. Это можно выразить в следующей логической цепочке: обращение родителей с детьми отражает их чувства относительно себя, а отношение родителей к детям будет определять самооценку ребенка. Это означает, что родители, которые принимают себя, с большей вероятностью будут принимать и своего ребенка, относиться к нему тепло и внимательно, в результате чего их ребенок также будет принимать себя. [3]

Таким образом, от отношений в семье и взаимоотношений родителей и детей зависит дальнейшее становление личности. Понимающие и уважительные родители в процессе воспитания способствуют развитию самопринятия себя ребенком. Отвергающее же, неуважительное и пренебрегающее отношение приводит к непринятию самого себя, переживанию своей неполноценности и ненужности. Образ и отношение к ребенку, сложившиеся у родителей, предшествуют развитию собственного «Я» ребенка. Он значительно раньше начинает чувствовать себя любимым или отвергаемым, чем приобретает способность и средства самопознания и самооценивания.

Для изучения взаимосвязи детско-родительских отношений и самоотношения подростков было проведено исследование, в котором приняли участие 30 человек (18 девочек и 12 мальчиков) 15-16 лет. В качестве диагностического инструментария использовалась методика самоотношения С.Р. Пантелеева (МИС), «Детско-родительские отношения подростков» (О.А. Карабанова, П.В. Трояновская) и метод личностного семантического дифференциала (ЛСД) О.Л. Кустовой. Были получены следующие результаты. По результатом метода личностного семантического дифференциала (ЛСД) О.Л. Кустовой выявлено:

Фактор Оценки (О) свидетельствуют об уровне самоуважения: 9,9% подростков принимает себя как личность, склонны осознавать себя носителем позитивных, социально желательных характеристик, в определенном смысле удовлетворены собой. 46,2% подростков имеют критическое отношение к самому себе, неудовлетворенность собственным поведением, уровнем принятия самого себя.

Фактор Силы (С) в самооценках свидетельствует о развитии волевых сторон личности, как они осознаются самим испытуемым: в данной выборке высокие значения отсутствуют. Подростки, характеризующиеся недостаточным самоконтролем, неспособностью держаться принятой линии поведения, зависимостью от внешних обстоятельств и оценок составляют 69,3%.

Фактор Активности (А) в самооценках интерпретируется как свидетельство экстравертированности личности. 9,9% подростков имеют высокую активность, общительность, импульсивность. Интровертированность характерно для 40% подростков, им свойственно определенная пассивность, спокойные эмоциональные реакции.

По результатом исследования методики исследования самоотношения С.Р. Пантелеев (МИС) выявлено:

По шкале закрытости 89,1% подростков имеют избирательное отношение к себе. У 9,9% подростков выявлено выраженное защитное поведение личности, желание соответствовать общепринятым нормам поведения.

По шкале самоуверенности установлено, что 79,2% свойственна сохранять работоспособность в привычных для себя ситуациях, и уверенность в себе. Выявлен низкий уровень самоуверенности у 3,3% подростков, у них отражается неуважение к себе, связанное с неуверенностью в своих возможностях. Высокий уровень самоуверенности свидетельствует, что 16,5% подростков имеют выраженную самоуверенность и высокую смелость в общении.

По шкале саморуководства 59,4% подростков могут проявлять выраженную способность к личному контролю в привычных для себя условиях существования. Волевой контроль недостаточен для преодоления внешних и внутренних препятствий на пути к достижению цели у 3,3% подростков. Так же 36,3% испытуемых ощущает себя способными оказывать сопротивление внешним влияниям и им свойствен контроль над эмоциональными реакциями.

По шкале отраженного самоотношения 82,5% испытуемых характеризуются избирательным восприятием отношения окружающих к себе. Принятыми окружающими людьми воспринимает себя 16,5% подростков.

Шкала самопринятия отражает избирательность в отношении к себе и склонность принимать не все свои достоинства и критиковать не все свои недостатки у 79,2% подростков. Общий негативный фон восприятия себя и склонность воспринимать себя излишне критично отмечается у 9,9% подростков. Также 9,9% подростков характеризуются положительным восприятием себя и считают свои недостатки продолжением достоинств.

Важно отметить, что по шкале самообвинения 92,4% испытуемых указывают на избирательное отношение к себе. Обвинения себя за те или иные поступки и действия сочетаются с выражением гнева, досады в адрес окружающих, а 6,6% подростков видят в себе прежде всего недостатки.

По шкале внутренняя конфликтность для 75,9% подростков отношение к себе, установка видеть себя зависит от степени адаптированности в ситуации. У 13,2% подростков преобладает негативный фон отношения к себе. Характерно стремление к глубокой оценке всего, что происходит во внутреннем мире.

По шкале самоценность высоко оценивают свой духовный потенциал, богатство своего внутреннего мира 23,1% подростков, они склонны воспринимать себя как индивидуальность и высоко ценить собственную неповторимость. 

Исследование взаимосвязи детско-родительских отношений и самоотношения в подростковом возрасте у девочек показало наличие прямой связи между ожидаемым отношением окружающих к подростку и внутрисемейными отношениями. Иными словами, чем лучше отношения девочки-подростка с родителями, тем лучше ее мнение о представлении окружающих.

В результате исследования особенностей взаимосвязи детско-родительских отношений и самоотношения выборки мальчиков-подростков было выявлено наличие прямой связи между: удовлетворением потребностей ребенка и ожидаемым отношением от окружающих; оказанием поощрения и самопониманием; эмпатией со стороны родителей и самопониманием ребенка.

Иначе говоря, качественное и полное удовлетворение потребностей мальчика-подростка, уверенность родителя в верности выбранных воспитательных мер ведет к формированию у мальчика ожидания позитивного отношения к себе окружающих.

Выявленная прямая связь между параметрами детско-родительских отношений «эмпатия» и «оказание поощрения» и параметром самоотношения «самоПонимание» свидетельствует о том, что выраженность эмпатических способностей родителей в процессе общения и поощрение достижений ребенка ведут к росту самопонимания мальчика-подростка.

Таким образом, представленные результаты свидетельствуют о том, что большинство подростков рационально воспринимают критику в свой адрес, им присуще самоуважением и уверенность в своих силах для самостоятельного достижения результатов, однако, вместе с тем, для них характерно самообвинение, приводящее к обесцениванию имеющихся достижений. Учёт специфики детско-родительских отношений может способствовать установлению предикторов формирования самоотношения подростков, обеспечивающих постановку достижимых целей во временной перспективе и предупреждение неконструктивных способов преодоления трудных жизненных ситуаций.

Библиографические ссылки

  1. Адлер, А. воспитание и проблемные дети / А. Адлер // Родители и дети: хрестоматия / под ред. Д.Я. Райгородского. – С.: Изд. дом «БАХРАМ - М», 2013. – 448с.
  2. Божович, Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л.И. Божович. – М.: Просвещение, 2008. – 464 с.
  3. Захаров, А.И. неврозы у детей и подростков / А.И. Захаров. –  Л.: Медицина, 1988. – 244 с
  4. Семчук, Л.А., Янчий А.И. Возрастная психология. Учебно-методические комплекс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ebooks.grsu.by/semchuk/kontsevoj-titulnyj-ekran.htm. — Дата доступа: 02.04.2022.
  5. Спиваковская, А.С. Как быть родителями: о психологии родительской любви / А.С. Спиваковская. – М.: Педагогика, 1986.
  6. Спиваковская, А.С. Психотерапия: игра, детство, семья / А.С. Спиваковская. – М.: ООО «Апрель Пресс», 2000. Т. 2.
  7. Столин, В.В. Познание себя и отношение к себе в структуре самосознания личности / В.В. Столин. – М.: Издательство Московского Университета, 1985. – 98 с.
  8. Шнейдер, Л.Б. Психология семейных отношений. Курс лекций / Л.Б. Шнейдер. – М.: 2000. – 22 с.
  9. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис / Э. Эриксон; Пер. с англ. – М.: Флинта, 2006.

Разделы психологии: 

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки