Николай Яковлевич Грот

НЕУТОМИМЫЙ ИСКАТЕЛЬ ДОБРА И ИСТИНЫ
(1852—1899)

Грот Николай Яковлевич

Его труды принадлежат не только прошедшему, но и будущему. Прошлое оставило в них следы минувшей борьбы идей, былых сомнений, увлечений и разочарований; будущее найдет в них поучительный опыт идейных исканий, критику отживших точек зрения и элементы для новых философских построений.
Алексей Введенский  
 
Я рад... с искренней симпатией вспомнить об этом не только умственно даровитом, но, что дороже всего, сердечно добром и искреннем человеке.
Лев Толстой  

Николай Яковлевич Грот — крупный деятель и организатор отечественной философии и психологической науки последней четверти XIX в. С Москвой связан последний и самый плодотворный период его жизни (1886—1899). Деятельность Грота в московский период стала составной частью психологии в Московском университете, Московского психологического общества, председателем которого он был с 1888 г., журнала Вопросы философии и психологии», основателем (1889) и редактором которого он был (до 1896 г.).

Н.Я. Грот, сын известного академика филолога Якова Карловича Грота, родился 18 апреля 1852 г.[*] в Гельсингфорсе (теперь Хельсинки), где некоторое время отец был профессором русского языка, словесности и истории в университете. С золотой медалью окончил Ларинскую гимназию в Санкт-Петербурге (1871) и в том же году поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Во время учебы в университете (1871—1875) увлекался древней историей, которую хотел даже сделать своей специальностью. Однако затем его интересы переместились на изучение философии. По философии он слушал ряд курсов профессора М.И. Владиславлева. Под влиянием развернувшейся в 1872—1873 гг. на страницах журнала «Вестник Европы» полемики между И.М. Сеченовым и К.Д. Кавелиным увлекся психологией. Полемика была вызвана замечаниями Сеченова на изданную в 1872 г. книгу К.Д. Кавелина «Задачи психологии» и затрагивала фундаментальные вопросы психологии: о сущности психического, о ее предмете и методах как самостоятельной положительной науки. В 1874 г. Кавелин опубликовал «Письма в редакцию ВЕ по поводу «Замечаний и вопросов проф. Сеченова» (Вестник Европы. 1874. № 3-6), в ответ на которые Сеченов изложил свои соображения (Вестник Европы. 1874. № 7), а Кавелин еще раз ответил ему. Константин Дмитриевич Кавелин, известный историк, юрист, публицист, был близким другом дяди Н.Я. Грота, Константина Карловича. Он обратил внимание на любознательного юношу-студента, предоставил в его распоряжение свою библиотеку, любил беседовать с ним на разные научные темы. В этих беседах Грот нередко занимал сторону Сеченова. В целях разрешения психологических вопросов — об отношении телесного и психического, физиологии и психологии, о научном методе и др. — у Грота возникло желание заняться изучением естественных наук, широкое увлечение которыми проникло в студенческую среду.

После окончания университета Грот получил место на кафедре философии Историко-филологического института им. кн. Безбородко в г. Нежине. Для подготовки к преподавательской деятельности он пробыл год за границей: в Берлине изучал историю философии у Целлера, психологию у Лацаруса, анатомию нервной системы у Рейхерта; в том же году в Страсбурге — логику у Лааса, психологию у Либмана, физиологию у Гольца и гистологию мозга у Вальдейера. В Нежине Грот был сначала экстраординарным, а после защиты магистерской диссертации (1880, Киев) — ординарным профессором. Вскоре он женился на дочери директора института Н.А. Лавровского — Наталии Николаевне. Магистерская диссертация Грота «Психология чувствований в ее истории и главных основах» является первым в его творчестве и самым значительным психологическим исследованием. Его философскую ориентацию составляют позитивизм О. Конта и эволюционизм Г. Спенсера. Посвященное, казалось бы, частному в психологии вопросу — чувствованиям, оно вводит их рассмотрение в широкий контекст фундаментальных проблем психологии как науки прежде всего о сущности психического. Изложению собственной позиции предпослан обширный исторический обзор. Он занимает 3/4 книги и является исчерпывающим, поскольку включает все точки зрения его предшественников по данному вопросу. Метод исследования — «исторический и теоретический разбор»[1]. Психическое рассматривается с опорой «на биологию, т.е. на общую науку о жизни и ее развитии, так как психическая жизнь несомненно составляет только частную область целой жизни организма»[2]. Опираясь на определение жизни, данное Спенсером, как «беспрерывное приспособление внутренних отношений к внешним»[3], Грот рассматривает психику как «один из видов взаимодействия организма с окружающей средой с целью приспособления внутренних отношений к внешним»[4]. В каждом акте взаимодействия различаются 4 фазы: «внешнее впечатление на организм; переработка внешнего впечатления во внутреннее; вызванное этим внутренним впечатлением такое же внутреннее движение; внешнее движение организма на встречу предмета»[5]. Грот предпринимает много усилий для выработки адекватной психологической терминологии и в конце концов останавливается на следующем варианте.

Совокупность 4 фаз психического акта составляет психический оборот, в котором каждый из 4 моментов выполняет полезную для жизни организма функцию. Психический акт рассматривается в неразрывной связи с внешним миром: в окружающей среде находится его источник, акт завершается движением и действием. «Мы вводим в число основных психологических понятий новое понятие «деятельность» в тесном значении слова», — писал Грот[6]. Чувствования составляют лишь аспект — второй момент психического оборота. Они охватывают такие состояния сознания, которые вытекают из субъективной оценки ощущений и выражаются в противоположных состояниях удовольствия и страдания как показателях гармонии или дисгармонии между тратой и накоплением энергии в организме или в какой-нибудь его части в процессе жизнедеятельности. Различаются две формы удовольствия и две формы страдания: положительное удовольствие и отрицательное удовольствие, отрицательное страдание и положительное страдание. Этими понятиями описывается динамика чувствительности как отражение израсходования и восстановления энергии. Она развивается от потребности (лишения), называемого отрицательным страданием, к работе и наслаждению от нее — определяемой как положительное удовольствие, затем к усталости, истощению — соответствует положительному страданию, наконец к отдыху, восстановлению, обозначаемому как отрицательное удовольствие, в терминологии Грота.

Психическая деятельность

Ее моменты Первоначальные психические явления Осложненные психические явления
1. Объективная восприимчивость Ощущения Представления и понятия (идеи вообще)
2. Субъективная восприимчивость Чувствования удовольствия или страдания чувства и волнения
3. Субъективная деятельность Стремления Желания и хотения
4. Объективная деятельность Движения Действия и поступки

Развитие чувствований у животных и человека рассматривается в соответствии с общими законами развития всех психических явлений и описывается в понятиях интеграции, дифференциации, употребляемых в том значении, какое им придает Спенсер, а также с опорой на труды Ч. Дарвина. Из первоначально элементарных чувствований удовольствия и страдания в процессе фило- и онтогенеза образуются сложные чувства и волнения (так называются чувства более высокой степени). Грот классифицирует их, разделяя на группы, при этом внутри каждой из групп сохраняется различение описанных выше 4 моментов чувствительности. Несовершенство терминологии Грот оправдывает сложностью описываемого явления, поскольку приходится «словами выразить невыразимое»[7]. Книга заканчивается формулированием задач, стоящих перед будущей психологией чувствований. Проницательно подчеркивая, что этот раздел психологической науки «потребует усиленной работы многих поколений психологов»[8], Грот намечает генетический путь исследования чувств путем наблюдений над их развитием у животных, детей, людей, стоящих на низкой ступени культурного развития, больных и др. За исследование «Психология чувствований» Гроту была присуждена степень магистра.

С тех же позиций Грот производит теоретическое исследование мышления. Его результаты составили другой обширный труд — «К вопросу о реформе логики. Опыт новой теории умственных процессов». Определяя логику как теоретическую науку о познавательной деятельности, Грот, по существу, сводит ее к психологии, рассматривая ее, однако, в основном со стороны продукта, а не деятельности как таковой. Познавательная деятельность определяется им «как совокупность движений и действий... направленных к развитию явлений объективной восприимчивости и имеющих результатом приспособление отношений этих явлений как своего рода внешних к внутренним отношениям, лежащим в основании самих оборотов, составляющих эту деятельность, т. е. оборотов познавательных»9. В ней выделяются три фазы: периферические процессы приобретения познавательного материала; центральные процессы его переработки (функции памяти, ассоциации, суждения и вывода, воображения, творчества) и периферические процессы внешнего выражения идей при посредстве языка. Первые две фазы составляют основной компонент — «зерно» — познавательной деятельности.

Центральное место в книге отведено рассмотрению умственных процессов, мышления: их видов (ассоциации, суждение и умозаключение, анализ и синтез, индукция и дедукция и др.), которые, в свою очередь, трактуются как разновидности процессов ассоциации, диссоциации и интеграции и сводятся к ним; их отношения к сознанию и произвольности (выделяются бессознательные и сознательные умственные процессы разной степени произвольности и сложности и их продукты). Предметом специального обсуждения стал вопрос об отношении логических законов мышления, описанных в формальной логике (тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания), к умению думать: насколько знание законов формальной логики учит думать и каковы причины и источники заблуждений, наблюдаемых в процессах мышления, каковы средства борьбы с ними. По Гроту, в конечном счете таким источником является незнание и, следовательно, увеличивая запас наблюдений и знаний, воспитывая культуру ума и методическую организацию познания, можно косвенно предупреждать и исправлять заблуждения[10]. Грот подчеркивает важность побудительного начала, интереса в познании и внимания к этому вопросу в процессе обучения и воспитания. За эту книгу Гроту была присуждена степень доктора философии.

Рассмотренные труды сделали имя Грота известным. Вскоре последовало приглашение из Новороссийского университета, и весной 1883 г. Грот был избран ординарным профессором кафедры философии. Как вспоминает Г.И. Челпанов, который был студентом Грота в Одессе, его вступительная лекция «О понятии прогресса» «встретила такой восторженный прием, что «в интеллектуальных кругах долгое время только и разговора было, что о понятии прогресса»[11]. Деятельность Грота в Одессе продолжалась до 1886 г. Она включала педагогическую работу (лекции и практические занятия по истории философии, психологии, логике), научные исследования в этих областях («эгоизм и альтруизм перед судом здравого смысла и науки», 1884; «К вопросу о классификации наук», 1884; «О душе в связи с современными учениями о силе»; 1886). Грот читал много публичных лекций: «О свободе воли», «О значении пессимизма и оптимизма», «Джордано Бруно и пантеизм», «Задачи философии в связи с учением Джордано Бруно», «О душе в связи с современными учениями о силе», «О пределах знания», «Возможно ли достоверное знание нравственных законов и прочное обоснование абсолютных идей добра и зла». В этих лекциях продолжается разработка философского мировоззрения, в котором наметились изменения от позитивизма к идеализму. Центральной темой становятся нравственные проблемы.

Несмотря на хороший прием, в Одессе Гроту не нравилось. В провинции ему не хватало почвы для широкой деятельности, к которой он стремился. «Я был нравственно болен, ослабел и утратил бодрость духа вследствие боязни, что моя ученая карьера (в лучшем смысле) будет разбита необходимостью бросить профессуру и все любимые занятия. Я страдал и болел от унижения и от уязвленного чувства собственного достоинства, страдавшего от мысли, что я, имеющий право на место в Москве, должен кланяться и просить»[12]. Будучи человеком честолюбивым, он недоумевал по поводу равнодушия к нему столичных университетов (Москвы и Санкт-Петербурга), где он учился. Наконец, в 1886 г. в результате собственных хлопот и стараний М.М. Троицкого, заведующего кафедрой философии в Московском университете, срок службы которого истек в 1886 г., Грот 1 июня 1886 г. назначается профессором этой кафедры. Его вступительная лекция «Об истинных задачах философии» имела большой успех. 6 октября 1887 г. он впервые председательствовал на заседании Московского психологического общества, а 24 января 1888 г. был избран его председателем.

Л.Н. Толстой

В Москве у Грота завязывается масса знакомств, в частности, происходит его сближение с Л. Толстым. Грот испытал влияние религиозно-философских взглядов Толстого. Как вспоминал Толстой, «... с первой же встречи мы полюбили друг друга. Для меня, кроме его учености и, прямо скажу, несмотря на его ученость, Николай Яковлевич был дорог тем, что те же вопросы, которые занимали меня, занимали и его, и что занимался он этими вопросами не как большинство ученых, только для своей кафедры, а занимался ими и для себя, для своей души»[13]. По Толстому, Грот пришел «к признанию основой всего духовного начала и к вопросам об отношении человека к этому духовному началу, т.е. был приведен к вопросам этики, которыми он занимался последнее время все больше и больше»[14]. Отмечая наличие разногласий с Гротом в понимании значения религии и ее отношения к философии и науке, Толстой ставил на первое место то, «что мы с Николаем Яковлевичем, хотя и по разным радиусам, но оба шли к тому одному центру, который соединяет всех, и что мы оба сознавали это, и поэтому наши дружеские отношения никогда не прерывались»[15]. Грот ввел Льва Николаевича в состав Психологического общества. Толстой присутствовал на его заседаниях. На одном из них он выступил с докладом «О понятии жизни», который получил большой резонанс в московском обществе и подтолкнул к дальнейшей работе Толстого над книгой «О жизни». К ее подготовке он привлек Грота. В связи с этим, как отмечал Грот в одном из писем к брату, «с Толстым вижусь почти ежедневно, иногда вместе гуляем по типографии»[16]. В Москве в числе близких друзей Грота были Л.М. Лопатин, братья Е. и С. Трубецкие, Вл. Соловьев, который, в свою очередь, познакомил его с А.А. Фетом как переводчиком А. Шопенгауэра. Вместе с Соловьевым Грот задумывается над созданием философского журнала. «Мы, кажется, очень сойдемся с Соловьевым и затеваем издавать с ним философский журнал: он берется достать денег, а я буду редактором и организатором»[17]. Журнал был создан и до 1896 г. Грот оставался его редактором. Затем добровольно оставил этот пост, будучи до самой смерти членом редколлегии. Это была лучшая пора его жизни. Грот очень любил Москву. Из письма Грота: «С каким удовольствием я иногда проезжаю через Кремль и размышляю, что нахожусь в Москве, в центре России, составляя один из кусочков ткани этого сердца»[18]. При этом достаточно самоуверенно заявлял: «Я могу быть Москве полезен и необходим»[19].

Общий вид Кремля (Фотография из собрания Э.В. Готье-Дюфайе) Храм Христа Спасителя

С самого начала пребывания в Москве в деятельности Грота наметились следующие направления: преподавание в университете и выступления с публичными лекциями; научные исследования и выступления по самым разнообразным вопросам в газетах и журналах; научно-организационная работа, участие в заседаниях различных научных обществ и собраний. Он работал в московской Комиссии по организации домашнего чтения, состоящей при Учебном отделе Общества распространения технических знаний, для которой составил программу занятий по философии; помогал также комиссии, избранной московским дворянством для разработки вопроса о желательной реформе среднего образования в России, и т.д. Справедливо сказал Л.М. Лопатин: «Трудно вообразить себе деятельность более кипучую — ее смело могло бы хватить на несколько человек!»[20] Во всех областях деятельности Грота проявилось обаяние его благородной личности: кипучая активность и энергия, необыкновенная общительность, мягкость и доброта, тактичность, терпимость и уважение к чужому мнению. Вместе с тем он был самолюбив, или, точнее, как отмечал хорошо знавший его Вл. Соловьев, «он был любитель похвал»[21].

Здание университетской библиотеки

Деятельность Грота как преподавателя продолжалась четверть века и составляла «тот центр, около которого сосредоточиваются наиболее ценные факты его биографии»[22]. Лекции для студентов, как на это неоднократно указывал сам Грот, способствовали продумыванию систематического изложения того или иного вопроса и тем самым служили стимулом научного творчества. По оценке Лопатина, он был одним из самых популярных лекторов в университете. Лекции Грота привлекали студентов со всех факультетов. Своими блестящими импровизациями он зажигал у них интерес к философским вопросам, который не оставлял их уже никогда. Слушавший лекции Грота Д.В. Викторов (впоследствии сотрудник журнала «Вопросы философии и психологии», член Психологического общества, приват-доцент Московского университета) вспоминал: «Николай Яковлевич никогда не замыкался в ученой неприступности, охотно посвящал своих учеников во все детали своих философских работ, беспрепятственно вводил в свои житейские и научные интересы»[23]. На лекциях он старался добиться активности студентов, будил их мысль. На практических занятиях он предлагал свободно критиковать прочитанную лекцию, помогал в подборе литературы для подготовки реферата, давал свои книги и брал недоступные для студентов книги из университетской библиотеки, следил за работой студента. Нередко споры, возникшие на практических занятиях, продолжались и по дороге Николая Яковлевича домой. Грот, отправляя свою статью студенту, перешедшему на III курс, писал: «Посылаю Вам корректурный экземпляр моей статьи, которую я завтра подпишу к печати. Если успеете, прочтите. Не церемоньтесь отметить все, что признаете неясным и несправедливым. Я буду Вам за это благодарен...»[24].

Студенты часто посещали его дома, были гостями на даче. Они обращались к нему с любыми просьбами. Он снабжал их книгами, иногда последними литературными новинками; находил переводы, редакторскую, корректурную, литературную работу, давал всякие рекомендации, иногда даже изобретал какой-нибудь заработок. «С какими только нуждами не обращались к нему! ... он подыскивал, например, комнату для студента... За три дня до смерти, больной ... он писал своему ученику длинную инструкцию для занятий... обещал всякое содействие, приглашал с собой за границу, рисовал перспективу совместных занятий, звал к себе на дачу...»[25]. По мнению Д.В. Викторова, «он был близок с осуществлению идеала всестороннего, искреннего, тесного общения и взаимодействия профессоров и студентов. Он был профессор-товарищ»[26].

Научно-исследовательская деятельность Грота в московский период охватывала широкий круг философских и психологических проблем. Результаты его деятельности воплотились в статьях, докладах и выступлениях на дискуссиях, происходивших во время заседаний Московского психологического общества. Перечень и краткую характеристику своих работ этого периода Грот дал в «Автобиографическом очерке», в котором писал: «Статьи «К вопросу об истинных задачах философии» (1886 г., вступительная лекция, читанная в Московском университете) и «О направлении и задачах моей философии. Ответ Архиеп. Никанору» (1886 г.) послужили как бы введением к статьям «Что такое метафизика?» и «Жизненные задачи психологии» (1890 г.), которые были напечатаны в «Вопросах философии» и представляют собою, вместе с ...статьей «Критика понятия свободы воли», напечатанной в «Трудах Московского психологического общества», попытку изложения оснований метафизического миросозерцания автора. В целой серии популярных лекций по истории новой философии до Канта включительно, напечатанных в журнале (1891—1893), Н.Я. Грот пытается осветить с точки зрения своих метафизических взглядов последовательное развитие философских идей начиная с XVII столетия. Статьи «Основание нравственного долга» (1892) и «Нравственные идеалы нашего времени» (1893) представляют собою попытку критики принципов современной морали»[27].

В области психологии, составлявшей органичную часть его философских исследований, Грот продолжает обсуждать основные ее вопросы: о сущности психического и сознания, его соотношения с материальным миром («Жизненные задачи психологии», 1890; «К вопросу о значении идеи параллелизма в психологии», 1894; «О времени», 1894 г.; «Понятия души и психической энергии в психологии», 1897; «Критика понятия прогресса», 1898, и др.); методов психологического исследования («Основания экспериментальной психологии», 1895); о природе человека в целом («Основания нравственного долга», 1892, «Устои нравственной жизни и деятельности», 1895). В них Грот преследовал цель, к которой стремился уже в период своей деятельности в Одессе, «обоснования нового этического или нравственного мировоззрения, которое на почве современных естественнонаучных учений о силе, о законе сохранения энергии, о развитии в природе восстановило бы идеальные и абсолютные идеи — добра и зла, долга, свободы воли и др.»[28]. От биологического подхода к решению психологических проблем, свойственного для первого периода его научной деятельности в Нежине и Одессе, Грот переходит к исследованию вопросов о природе души и человека в соотношении с задачами научного обоснования высших начал нравственности.

Психологию Грот рассматривал как самостоятельную науку29. Оценивая результаты исторического пути, пройденного психологией, начиная от Платона и Аристотеля, он делает вывод о противоречивости ее современных понятий и принципов и об отсутствии основного понятия и основного закона в ней. Он предпринимает попытку распространить на Понимание природы психики научное понятие энергии и закона сохранения энергии[30]. Грот ссылается на полемику вокруг идеи энергетизма В. Оствальда, считая, что его применение позволило бы психологии «... перейти из разряда наук субъективных — в науки объективные, превратиться из суммы личных наблюдений и эмпирических обобщений — в науку точную и экспериментальную»[31]. За этой попыткой стояла мысль о единстве физических и психических сил. Отдельные аспекты такого понимания присутствовали уже в первых его публикациях по психологии. В последние годы Грот защищал положение о психике как особой психической энергии, т.е. способности к психической работе, в которой она проявляется. Ее частными видами выступают энергии воли, мысли, чувства, восприятия, памяти, воображения, творчества. Психическая энергия является продуктом трансформации физических энергий. Ее носитель — особая невесомая эфирная среда в нервно-мозговом аппарате. Она может находиться в потенциальном (сон, память, родовая память, способности и таланты) и кинетическом состояниях. Количество психической энергии неодинаково у разных людей, а в каждом человеке существует постоянный баланс ее разных форм. Она подчиняется общему закону сохранения энергии, ей не противоречит мысль о личном бессмертии. После смерти тела психическая энергия может быть перенесена на другую систему элементов, в которой она может существовать вечно. Психическая энергия — высшая форма энергии и является продуктом прогресса в жизни природы. Прогресс заключается в непрерывном возрастании в мире психической энергии, так что постепенно образуется духовное бытие, не подлежащее разрушению. В целом прогресс в жизни природы и человека — это связь четырех элементов: «увеличение внутренней нравственной ценности жизни... происходящее от роста сознания и самосознания живых существ, который зависит, в свою очередь, от превращения низших форм энергии в высшие (физических в психические) вследствие экономизации работы и накопления свободных запасов энергии в организмах»[32]. В самой природе есть два принципа: пассивная сила-материя и активное начало сила-дух, которые являются проявлением чистой силы и восходят к ней как к общему началу. Перед ним «умолкает Слово знания».

Свою дуалистическую концепцию Грот назвал монодуализмом. К духовному бытию не приложимо не только пространство, но и время. «Нельзя измерять мысли, идеи, вообще духовные акты временем, мерами времени, как нельзя их измерять и мерами протяжения, пространства. Вот наше основное положение»[33]. Отсюда делается вывод о сверхвременном, т.е. вечном, бытии души.

В природе каждого человека Грот различает соединение индивидуального (это его животная личность, низшая, неразумная, узкоиндивидуальная) и сверхындивидуального субъекта. Между ними происходит постоянная борьба, которая проявляется и в мысли, и в воле, и в чувстве. Отвергая Понимание источников нравственной деятельности как стремление к личной пользе (утилитаризм) или к счастью (эвдемонизм), Грот обращается к учению о морали Л. Толстого, Ф. Ницше, И. Канта, к христианскому мировоззрению. Критически их осмыслив, он приходит к собственному взгляду на проблему. Источник нравственности — в деятельности на благо ближних, на поддержание их жизни, а также в творчестве и духовном идейном созидании: в бескорыстном служении науке, искусству, философии, религии. Человек свободен в своей нравственной деятельности. Так в творчестве Грота смыкаются философские, психологические и этические вопросы.

Педагогическая и научная деятельность Грота составляли только часть его кипучей активности. Грот был крупным организатором психологической науки и философии. Его организаторский талант проявился в полной мере на посту председателя Московского психологического общества. Общество было учреждено при Московском университете в 1885 г. по инициативе М.М. Троицкого, который явился и первым его председателем. Осенью 1887 г. Троицкий уехал за границу. После него в течение более 10 лет Обществом руководил Грот. Под его председательством деятельность Общества необыкновенно оживилась, приобрела симпатии московской публики. Общество стало «... одним из умственных центров Москвы»[34]. Грот тратил на дела Общества массу сил и энергии. Как председатель он готовил заседания, руководил прениями, заведовал изданиями Общества, привлекал новых членов и т.д. Он работал и в качестве его члена: читал рефераты, участвовал в прениях. Только перечень его выступлений на заседаниях занимает несколько страниц[35].

Грот был инициатором, основателем (вместе с А.А. Абрикосовым) и редактором первого в России философского и психологического журнала. Он сгруппировал вокруг журнала «все молодые силы, работающие в России по философии и психологии... в нем принимали постоянное участие известнейшие мыслители более старших поколений: гр. Л.Н. Толстой, Н.Н. Страхов, А.А. Козлов, Б.Н. Чичерин, а также известный родоначальник метафизической философии в России Владимир Соловьев и др.»36 Грот вникал во все мелочи, связывался с официальными учреждениями, с типографией и т.п. Много времени он отдавал переписке с авторами, привлекая лучшие умы к сотрудничеству в журнале. «Письма строчу без конца», — признавался он в одном из писем к В.В. Розанову.

Хотя всеми отмечалась исключительная терпимость Грота к различным мнениям в науке (справедливо сказано о журнале, что в нем «встречались все течения русской философской мысли», объединились люди разных специальностей), Грот был принципиален и строг. Если позиция автора не соответствовала основным установкам журнала, он отказывался от сотрудничества с ним. Так случилось, например, с В.В. Розановым. В письме к нему как автору журнала Грот уведомлял его об отказе от дальнейшего сотрудничества с ним, поскольку в полемике с Соловьевым он обнаружил «взгляды на права и обязанности церкви в вопросах веры», которые оказались противоречащими «идее свободного философского органа мысли, главным принципом которого является не только полная свобода совести, но и полная свобода слова для людей науки»[37].

Московское психологическое общество и журнал, руководимые Гротом, сыграли исключительную роль в развитии философской и психологической мысли в России, в деле установления связей с мировой наукой. В 1889 г. Грот принял участие в работе I Международного психологического конгресса, который проходил в Париже. Его доклад «La causalite et la conversation de l'e′nergie dans le domaine de l'activite psychique» напечатан в трудах съезда. В журнале и изданиях Общества нашли место превосходные переводы выдающихся произведений философской литературы: сочинений Канта, Лейбница, Спинозы, Шеллинга, Декарта. Изданы также «Очерки психологии» В. Вундта, «Очерки психологии» Г. Гефдинга, «Введение в философию» Ф. Паульсена и др.

Подводя итоги деятельности Грота в Москве, можно с полным основанием сказать, что сбылись его пророческие слова, в которых когда-то Грот передавал свои интуитивные предчувствия: «...я был нужен Москве, как и она мне».

Николай Яковлевич Грот умер 23 мая 1899 г. в селе Кочеток (под Харьковом), куда 13 мая он выехал из Москвы на отдых. Похоронен там же.
А.Н. Ждан 

[*] Даты даются по старому стилю.


[1] Грот Н.Я. Психология чувствований в ее истории и главных основах. С.Пб., 1880. С. 551.
[2] Там же. С. 423.
[3] Там же. С. 427.
[4] Там же. С. 428.
[5] Там же. С. 430.
[6] Там же. С. 434.
[7] Там же. С. 512.
[8] Там же. С. 551.
[9] Грот Н.Я. К вопросу о реформе логики. Опыт новой теории умственных процессов. Лейпциг, 1882. С. 67.
[10] Там же. С. 338.
[11] Н.Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах. С.Пб., 1911. С. 191.
[12] Там же. С. 45.
[13] Там же. С. 208.
[14] Там же.
[15] Там же. С. 210 а.
[16] Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 26. М., 1936. С. 774.
[17] Н.Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах. С. 44.
[18] Там же. С. 48.
[19] Там же. С. 45.
[20] Там же. С. 93.
[21] Там же. С. 148.
[22] Там же. С. 175.
[23] Там же.
[24] Там же. С. 182.
[25] Там же. С. 184.
[26] Там же. С. 185.
[27] Там же. С. 341—342.
[28] Грот Н.Я. О душе в связи с современными учениями о силе. Одесса, 1886. С. 1.
[29] Грот Н.Я. К вопросу о классификации наук. СПб., 1884. С. 49.
[30] См.: Грот Н.Я. Понятие душе и психической энергии в психологии // Вопросы философии и психологии. 1897. Кн. 37.
[31] Там же. С. 244. Проблеме эксперимента Грот посвятил статью «Основания экспериментальной психологии», в которой развивал мысль о роли психологического эксперимента и о необходимости разработки экспериментальной психологии. Задача состоит в том, чтобы дать этому могущественному орудию возможно более точное и плодотворное применение. В этих целях он признает настоятельно необходимым организацию при университетах психологических лабораторий, подобных существующим в Европе и Америке.
[32] Грот Н.Я. Критика понятия прогресса // Вопросы философии и психологии. 1898. Кн. 45. С. 780.
[33] Грот Н.Я. О времени // Вопросы философии и психологии. 1894. Кн. 24. С. 387.
[34] Н.Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах. С. 173.
[35] Там же. С. 368—373.
[36] Там же. С. 341.
[37] Письма Н.Я. Грота к В.В. Розанову // ОР РГБ, ф. 249, к. М. 3821, 14, л. 19, 27.

Автор: 

Дата публикации: 

1 янв 2016

Высшее учебное заведение: 

Вид работы: 

Название издания: 

Страна публикации: 

Tags: 

Для цитирования: 

Выдающиеся психологи Москвы [Электронный ресурс] / под общей ред. В.В. Рубцова, Т.Д. Марцинковской, М.Г. Ярошевского. — М.: Психологический институт РАО: Московский государственный психолого-педагогический университет, 2016.