Дискриминативная способность мозга, или концентрированность нервных процессов

Т.А. Ратанова Московский государственный гуманитарный университет имени М.А. Шолохова, г. Москва

В школе Б.М. Теплова велась фундаментальная теоретико-экспериментальная работа по дальнейшей разработке теории И.П. Павлова об основных свойствах нервной системы и поиску «новых» свойств высшей нервной деятельности человека. Одним из таких свойств, дополнительно выделенных в исследованиях школы Теплова, является концентрированность нервных процессов. Под концентрированностью понималась способность нервной системы к четкому тонкому разграничению очагов нервного возбуждения и нервных путей при осуществлении разного рода дифференцировок, особенно «положительных». Б.М. Теплов придавал этому свойству очень большое значение, поскольку это свойство лежит в основе многих психологических явлений, требующих процесса дифференцирования, а следовательно, концентрации возбудительного и тормозного процессов.

В Психологическом институте РАО в лабораториях Б.М. Теплова и Е.И. Бойко было начато экспериментальное изучение индивидуальных различий концентрированности нервных процессов. М.Н. Борисовой (1972) была установлена достаточно высокая корреляционная связь порогов различения громкости и времени реакций различения громкости в области близких к порогу слабых сигналов и тенденция к этой связи в области достаточно интенсивных сигналов. А в одной из работ Н.И. Чуприковой (1957) были обнаружены значительные индивидуальные различия в скорости концентрации нервных процессов при дифференцировании пространственно близких сигналов, когда одни из них имели положительное, а другие – тормозное значение. Однако остался нерешенным вопрос, является ли концентрированность «самостоятельным» свойством, поэтому «можно говорить о концентрированности как свойстве нервной системы в более широком и более узком смысле слова» (Чуприкова, 2006).

Вопрос о свойстве концентрированности стал весьма актуальным сегодня в связи с интенсивно изучаемой проблемой природных биологических основ интеллекта. В литературе имеется много данных о связи скорости реакций выбора человека с показателями тестов интеллекта: чем выше интеллект, тем быстрее осуществляются многие реакции, требующие различения, идентификации, нахождения сходства/различия разного рода Стимул-объектов. Наиболее известное объяснение этого факта принадлежит Г. Айзенку, который полагает, что время реакций (ВР) является показателем биологического интеллекта как скорости, с какой мозг обрабатывает поступающую информацию в составе наиболее элементарных интеллектуальных актов. А поскольку сложные умственные акты аддитивны и мультипликативны, психометрический интеллект (IQ) – в большей мере дело простой скорости проведения нервных импульсов по мозговым нейронным цепочкам. Н.И. Чуприковой предложен другой подход к пониманию связи интеллекта и ВР выбора, основанный на ином понимании реакций и самой природы интеллекта, – реакций, требующих различения близких сигналов как дифференцировок, или дифференцировочных. Поэтому в основе индивидуальных различий в скорости реакций выбора лежат различия в способности мозга к дифференцированию сложных ансамблей возбуждения, которую Чуприкова назвала дискриминативной способностью мозга (или концентрированностью нервных процессов в широком смысле слова), необходимой для формирования внутренне дифференцированных когнитивных структур, на которых идет обработка всей текущей информации. Степень сформированности структур определяет успешность умственной деятельности и должна находить выражение в скорости осуществления дифференцировочных реакций как показателе дискриминативной способности мозга.

Все сказанное явилось теоретическим основанием проведения нами множества детальных целенаправленных экспериментов по изучению связи ВР, интеллекта и специальных способностей на разных выборках, отражающих возрастной, специфические аспекты, системы обучения. Использовались следующие выборки испытуемых: дети из подготовительных групп дошкольных учрежде- ний г. Москвы: 27 человек – дети с опережением в развитии, имевшие 117–142 балла по тесту Векслера и 3–4-й уровень по методике Равена и 24 человека с меньшими показателями интеллекта, отобранные в случайном порядке в тех же учреждениях; учащиеся 2 классов двух общеобразовательных средних школ г. Саранска: 32 человека – дети с задержкой психического развития и 20 человек с нормальным развитием; учащиеся 3, 6 и 9 классов (по 30 человек в каждом) муниципальной гимназии № 1 г. Балашиха, Моск. обл.; учащиеся 9 классов средней школы № 423 г. Москвы (31 человек); студенты 4-го курса Коми гос. пед. института г. Сыктывкара – физики (18 человек) и филологи (21 человек); учащиеся четырех классов художественной школы (7–9 классов средней школы г. Сыктывкара Республики Коми (30 человек); учащиеся выпускных классов музыкальной школы № 81 им. Д. Шостаковича (Москва) и школы искусств № 1 им. Г. Свиридова (Балашиха) (60 человек); младшие школьники, обучавшиеся в 1–3 классах по системе Л.В. Занкова (25 человек), и такие же школьники, учившиеся по традиционной системе (25 человек), средней школы № 13 г. Орска; и др. выборки. Эксперименты проводились с помощью разработанной нами, не требующей специальной аппаратуры, методики «скоростной классификации», в которой время классификации служило показателем скорости различения разных видов стимулов (сенсорно-перцептивных, тождества–различия, семантических). Важно указать, что теоретические представления Чуприковой и ее коллег и валидность использования методики скоростной классификации нашли подтверждение в результатах нейрофизиологического исследования, проведенного на двух группах детей 9 лет, различающихся по скорости дифференцирования перцептивных и семантических сигналов, определяемых по показателям скоростной классификации, А.В. Гладышевым, А.С. Горевым, Д.А. Фарбер (1995).

Для измерения уровня интеллектуального развития использовались тест Векслера, Прогрессивные матрицы Равена, успеваемость, тест Уиткина. Выявились общие и специфические результаты проведенных исследований.

  1. В большинстве случаев у испытуемых с более высоким интеллектом и успеваемостью время скоростных классификаций (особенно сложных) значимо короче, чем у испытуемых с более низким интеллектом и успеваемостью. То есть показатели интеллекта наиболее связаны с дискриминативной способностью мозга при осуществлении тонких дифференцировок; в каждой выборке имеются значимые связи времени дифференцировок с показателями интеллекта по тесту Векслера.
  2. Количество корреляций между временем классификаций, показателями интеллекта и успеваемостью в разных выборках различается. Но время дифференцировок разных типов, даже семантических, чаще всего значимо связано с невербальным, несколько реже с общим и совсем редко с вербальным интеллектом.
  3. Наибольшие различия между лучше и хуже успевающими (школьниками, студентами) имеют место в семантических дифференцировках, что указывает на ключевую роль в успешности обучения дискриминативной способности мозга в области семантических отношений, затем дифференцировок тождества–различия (у детей с задержкой развития) и перцептивных (у студентов-физиков).
  4. Количество связей отдельных показателей интеллекта и времени дифференцировок значительно меньше в группах испытуемых с более высокими успеваемостью и общими умственными способностями, чем в группах с более низкими интеллектуальными показателями.
  5. В младшем школьном возрасте вербальные и невербальные компоненты тесно связаны между собой (умственное развитие определяется ведущей ролью процессов дифференциации), к младшему подростковому возрасту они разделяются и функционируют независимо; к 9 классу увеличивается количество и теснота связей между этими подструктурами интеллекта, что обусловлено ведущей ролью процессов интеграции в этот период.
  6. Выявлены более высокие когнитивная и личностная дифференцированность и уровень интеллектуального развития младших школьников, обучающихся по системе Л.В. Занкова, по сравнению с традиционной.
  7. Структура интеллекта студентов очного обучения более целостная и интегрированная по сравнению со студентами дистанционного обучения.

Полученные данные на разных выборках показали, что способность к дифференциации (дискриминативная способность мозга) и достигнутая степень актуальной когнитивной дифференцированности являются основополагающими, составляющими ядро не только интеллекта, но и специальных способностей и личностного развития.

Автор(ы): 

Дата публикации: 

26 ноя 2011

Вид работы: 

Название издания: 

Страна публикации: 

Метки: 

    Для цитирования: 

    Ратанова Т.А. Дискриминативная способность мозга, или концентрированность нервных процессов // Дифференциальная психология и дифференциальная психофизиология сегодня: Материалы конфер., посвященной 115-летию со дня рождения Б.М. Теплова, 10–11 ноября 2011 г. / Под ред. М.К. Кабардова. – М.: Смысл, 2011. – С. 278-281.

    Комментарии

    Добавить комментарий

    CAPTCHA на основе изображений
    Введите код с картинки